Павло Харламов

Павло Харламов

журналіст "Реальної економіки"

БЛОГЕРИ


Цензура на межі безумства

Госструктуры в нашей стране всегда отличались довольно странным восприятием таких понятий как "публичность" и взаимоотношения со СМИ, давно превратив то, что принято называть громким и модным словом "​пиар", в настоящий парад идиотизма.

Мне очень хорошо помнится одно из расширенных заседаний Кабинета Министров в 2007 году. Весь зал правительства - как на ладони. Журналисту достаточно было подойти, представиться и любой из министров с легкостью соглашался уделить ему внимание.

Например, именно в тот день в курилке я взял интервью у Виктора Пинзеника, занимавшего должность министра финансов. Спокойно, без ажиотажа и без толпы кружащих вокруг "шестерок", которые то и дело норовят дернуть тебя за руку и грозно прошипеть: "Но-но-но! Никаких провокационных и сложных вопросов!".

Последние несколько лет правительственные заседания стали унылым зрелищем стада топчущихся на одном месте баранов.

Иначе как назвать всю эту церемонию, когда толпа зрелых государственных мужей прячется от журналистов, словно в вольере, пробираясь черными ходами, под прикрытием охраны и металлоискателей?

На самом деле, с хроническим непрофессионализмом в информационной политике не только государственных ведомств, но и разных сфер бизнеса, я вместе со многими моими коллегами сталкиваюсь далеко не первый год.

Например, небезызвестный Валерий Хорошковский, который стал внезапно разговорчивым после своего бегства в Монако, будучи еще первым вице-премьером дал интервью изданию, где я работал. Тогда он, напротив, очень тщательно пытался выбелить свои ответы, чтобы они легли на бумагу "как надо".

Тем не менее, именно нынешняя власть в попытке создать несуществующий идеалистический образ ведет себя с журналистами будто эксгибиционист, который вечерами пугает молодых девушек в парке, демонстрируя им половые органы и получая от этого удовольствие.

Жесткая аналогия? Возможно. Но давайте попытаемся вспомнить, когда мы последний раз читали или видели действительно интересное, живое, острое интервью с премьер-министром, его заместителями или профильными министрами?

Все, что приходит в голову - это разве что редкие заказные публикации. Например, серия откровенно "джинсовых" интервью от лица нынешнего вице-премьер-министра Сергея Арбузова, когда он еще являлся главой Нацбанка и пытался за любые деньги восстановить изрядно пошатнувшуюся репутацию НБУ.

Либо периодически "всплывающие" подхалимские сюжеты с участием отдельных топ-лиц страны. Как, например, снятый недавно Евгением Киселевым и не выдерживающий никакой критики ролик под кодовым названием "Виктор Янукович - звезда Уимблдона".

Но где, простите, такие люди премьер Николай Азаров, министр финансов Юрий Колобов, министр экономразвития Игорь Прасолов или вступивший уже почти год назад в должность глава Нацбанка Игорь Соркин?

Почему чиновники, которые отвечают за наше с вами благосостояние, за бюджетную, монетарную, курсовую и долговую политику, сидят в катакомбах, а их так называемые "пиарщики" не допускают к своим боссам журналистов на расстояние пушечного выстрела?

Я думаю, что одна из причин всей этой информационной деградации кроется в желании создать вокруг провластной верхушки ореол неприкосновенности и божественности

Иначе чем можно объяснить тот факт, что, не желая давать доступ "к телу" нормальным, профессиональным журналистам, прислужники министров с радостью готовы расщедриться на трех-, четырехзначную сумму, опубликовав "правильное" интервью за деньги?

Вторая же причина, которая логично следует из первой, - банальный страх выглядеть в прессе как-то "не так", ответить на какой-то изобличающий вопрос или не дай Бог покритиковать кого-то из вышестоящих или нижележащих.

Причем, именно в том, что многими государственными органами движет исключительно страх и боязнь журналистов, приходится убеждаться все чаще.

Например, недавно я попытался взять интервью у одного из чиновников на публичном мероприятии. Мой потенциальный собеседник пытался всячески избежать разговора, ссылаясь на то, что "высшее руководство разрешения не давало", а все вопросы решаются через пресс-службу.

Ради достижения цели все-таки пришлось получать благословение "сверху", путем долгих объяснений и заверений, что никакого компромата и "желтизны" не будет.

Интервью состоялось, его одобрили в виде СМС-сообщения с текстом "Пусть отвечает, Саша дает добро!". Но мой мозг до сих пор отказывается понимать, почему нужно вымаливать разрешение на общение с человеком, который находится от меня на расстоянии полуметра?

И почему на согласование текста, в который в итоге внесено полторы правки, нужно тратить полторы недели, после чего хваленая пресс-служба днями обрывает телефон, пытаясь доказать, что фотография не та, скатываясь до угроз: "…мы сделали вам огромное одолжение, дав право первой брачной ночи, а вы ссылаетесь на какую-то там редакционную политику"?

Увы, с таким подходом политикам, дабы заработать себе очки на грядущих выборах, остается один путь: скупая целые издательские холдинги формировать вокруг себя пул лояльных СМИ, которые будут писать нужным слогом, выражать угодные мысли и публиковать фотографии в правильных ракурсах.

Но ведь время всей этой граничащей с сумасшествием цензуры рано или поздно пройдет, и каким окажется реальное лицо столь страстно сплетавших вокруг себя защитный кокон - даже страшно подумать.

А пока же я больше чем уверен, что мои мысли, изложенные здесь, вызовут массу уничижающих высказываний, и даже отказ работать со мной со стороны некоторых ведомств. Но много ли я потеряю, как журналист, от такого конфликта? – вряд ли.

Потому что для уважающей себя прессы большинство из заботящихся о внешнем лоске чиновников информационно давно мертвы, оставаясь лишь объектами для насмешек, часто приправленных ненормативной лексикой.

Коментарі

Додати коментар






ГОЛОВНЕ на 21 листопада 2017, 20:42

Грабувати, охороняти чи торгувати?

Загрузка...
закрити
E-mail
Пароль
Також, ви можете авторизуватись через Facebook Facebook login

Якщо ви не зареєстровані, пройдіть цю просту процедуру.