Павло Ілляшенко

Павло Ілляшенко

стратег інвестиційної компанії, економіст

БЛОГЕРИ


Годовщина апокалипсиса, которого не было. Часть I.

Год назад S&P понизило рейтинг Соединенных Штатов. В ответ украинское профсообщество разразилось апокалиптическими комментариями. Что случилось дальше, мы знаем. Ровным счетом ничего. Проблема в постсоветском искажении мышления? Не только, есть и более глубокие проблемы. Об этом и пойдет речь. Начнем с предыстории.

Восстановим короткую хронологию событий.

Весна 2011. Если вы еще помните, тогда многим будущее финансовых рынков и мировой экономики казалось безоблачным. Тем временем расхождение между перспективами в умах инвесторов/экономистов/политиков и реальностью расходилось все сильнее и сильнее, хуже всего дела обстояли с развивающимися рынками.

Июль 2011. Тучи начинают собираться на горизонте, большие и хмурые. Вспоминая свои мысли (задокументированные), обнаруживаю там следующее: вот еще немного и все будет хорошо, но если хоть что-то пойдет не так (темпы замедления экономики ускорятся, или новостной шок какой), то будет несдобровать.

Июль 2011. Точнее конец июля. Плотину прорвало, финансовые рынки начали складываться как карточный домик. После 27 июля на рынках уже фактически состояние паники. Видимо, учуяли рынки, что экономические данные окажутся очень плохими в начале августа. Они и оказались такими.

Август 2011. 1го августа выходят чудовищные, с точки зрения розовых ожиданий экономистов, данные. Геп между ожиданиями и реальностью схлопывается. Через несколько дней Соединенным Штатам понижают рейтинг. В итоге еще аж один день снижения (см. график ниже). Да, сильного снижения, но всего один день.

Сентябрь 2011. На рубеже сентября-октября паника превращается в апатию и по всем законам рыночного жанра сие означает дно для рисковых активов. Инвесторы соглашаются с тем, что переволновались. Плюс ко всему ЕЦБ удается разделить кризис госфинансов и проблемы банков. Рынки уходят вверх, оставляя пессимистов ни с чем.

Итак, вопрос, что же случилось в начале августа 2011 года? Правильный ответ: рынок за раз пересмотрел ожидания перспектив роста мировой экономики, т.е. разрыв между оптимистичными ожиданиями и реальностью был ликвидирован буквально в один момент, хотя вялотекущий процесс шел еще с весны 2011 года. Если использовать аллегорию посочнее, то получилось что-то похожее на срывание советского пластыря вместе с волосяным и кожным покровом. Рынок пластырь пытался снять медленно, но потом пришлось дернуть. Снижение рейтинга в этой истории, это то, что корчась от боли, вы случайно прикусили себе губу.

Какой же была реакция у нас? Двух забавные истории, первую мне поведали, вторую я наблюдал. Итак, история №1. Говорят, что был человек, который на фоне трудностей США с лимитом долга (которые разворачивались параллельным курсом) пытался сделать ставку на рост гривны против доллара. Все ведь понимают, что в случае дефолта США от гривны просто ничего не останется, правда? Идем дальше, история №2. Один из экспертов сделал такое вот заявление: рынок испугался того, что ФРС пойдет на увеличение %-ставки, чтобы привлечь испугавшихся инвесторов. Меня до сих пор передергивает от неимоверной абсурдности этой мысли.

В целом, реакцию профсообщества можно разделить на три части: 1) официальная, 2) реальная, 3) прагматичная. С прагматичной реакцией все отлично – сугубо трейдерский поход: не важно, что происходит, рынки пока что падают, мы на этом зарабатываем. Официальная реакция также была отличной: никакой паники и справедливые замечания о негативном влиянии на гривну через платежный баланс из-за ухудшения ситуации на финансовых рынках. Но, и тут вступает в силу неофициальная паническая реакция: большинство тех с кем удалось обсуждать тему, ожидали буквально катастрофы на финансовых рынках, именно из-за снижения рейтинга США.

Конечно, сейчас воспоминания у коллег менее драматичные из-за действия hindsight bias (когда мы знаем как сложилась ситуация мы вспоминаем, что были правы в ее оценке, хотя, на самом деле было не так). Впрочем, я тоже могу сгущать краски также из-за действия этого самого эффекта. Что же дальше и к чему все это? Во-первых, ситуация напоминает о том, что мы очень мало знаем о том, как работают финансовые рынки и сам рынок этого не знает. Поэтому, с апокалиптичными прогнозами стоит быть осторожнее (например, в случае с Европой). Во-вторых, ситуация указывает на явные пробелы в понимании того, что происходит в мировой экономике.

Вот об этих проблемах и пойдет речь в следующем посте.

Коментарі

Додати коментар






ГОЛОВНЕ на 09 липня 2020, 21:41

Перспективы мировой экономики во второй половине 2019 — первой половине 2020 года

Грабувати, охороняти чи торгувати?

Загрузка...
закрити
E-mail
Пароль
Також, ви можете авторизуватись через Facebook Facebook login

Якщо ви не зареєстровані, пройдіть цю просту процедуру.