Павло Кухта

Павло Кухта

трейдер, економіст, автор блога econoblog.com.ua

БЛОГЕРИ


Нужна ли украинским экспортёрам слабая гривна?

Когда у нас говорят о девальвации, то практически всегда упоминают о положительном эффекте её для экспортёров и стимулировании экспорта. При этом, что интересно, о дестимулировании импорта за счёт повышения его стоимость говорят значительно реже – хотя уж этот-то эффект существует точно. Относительно же экспорта есть определённые сомнения.

Вызваны они тем, что девальвация влияет далеко не на все входные для экспортно-ориентированных производств цены. Если быть точным, она снижает только стоимость труда и товаров, цены на которые и/или продажа которых за рубеж ограничены административными либо физическими причинами (от жёсткого регулирования рынка электричества до запретов на экспорт зерновых). Здесь есть нюанс – учитывать нужно не только прямые расходы на труд (долю его в совокупных расходах) и эти товары соответствующего сектора, но и их долю в его затратах на продукцию других секторов.

При таком подходе можно получить достаточно точную оценку экономического эффекта девальвации для экспортёров. Однако расчёты достаточно объёмные (нужно решить систему уравнений размерностью с таблицу “затраты-выпуск”) и делать их в рамках простого блог-поста смысла нет. Потому ограничимся простым аналитическим обзором наших основных экспортных секторов и того, какую долю занимают в них труд и затраты на трудоёмкую продукцию, а какую – импортная продукция и продукция нетрудоёмких секторов, малочувствительных к девальвации.

Начнём с металлургии, дающей около трети всего украинского экспорта. Согласно последней доступной таблице “затраты-выпуск” (2010 года), добавленная стоимость в ней была равна 8.8% от выпуска (всё целиком – заработные платы, так как сектор имел практически нулевую прибыль по итогам года), т.е. более 90% затрат приходится на закупку продукции других секторов. Что же это за сектора? Перечислим основные:

- 23.8% затрат приходится на продукцию той же самой металлургии;

- 14.9% на добычу неуглеводородных полезных ископаемых (понятно, что речь, в основном, о железной руде);

- 8.4% на добычу углеводородов;

- 9.4% на производство кокса;

- 6.8% на электроснабжение;

На импорт приходится 31.3% промежуточного потребления.

Все эти сектора отличаются низкой долей труда в совокупном выпуске, относительно высокой долей в нём импорта и основные затраты в них приходятся на похожие сектора. В целом вся эта система (а сюда можно сразу смело присовокупить и дающий ~6% общего экспорта экспорт руд) явно нетрудоёмка, имеет большую долю импортных затрат и не слишком опирается на жёстко-регулируемые товары. По описанной выше причине масштабности необходимого расчёта я не даю здесь цифр, но ясно, что девальвация для дающих около 40% экспорта металлургии и добычи руд принципиального значения не имеет. При ограниченных масштабах (скажем, 10%) её воздействие на их прибыли будет крайне небольшим.

Примерно по 20% экспорта дают химическая промышленность с нефтепереработкой и машиностроение. Как обстоят дела со стимулирующим эффектом девальвации в этих секторах?

В машиностроении больше половины инпутов имеют импортное происхождение. Из оставшегося половина приходится на металлургию, остальное более-менее равномерно распределено по другим секторам. Доля трудоёмких секторов в совокупном выпуске – не более 6-7%. Добавим 17%, которые приходятся на заработные платы и получим картину сектора, от девальвации выигрывающего не больше металлургии.

Химическая промышленность и нефтепереработка на 80% потребляют импортные инпуты, что, как и в случае с машиностроением, даёт долю импорта в совокупном выпуске выше 50%. Доля оплаты труда в нём – около 11%, с учётом отечественных трудоёмких инпутов и электроэнергии доля чего-либо чувствительного к девальвации от силы дотягивает до 20%, что ещё ниже, чем в машиностроении.

Наконец, примерно 10 экспорта даёт сельское хозяйство. Здесь, впрочем, с девальвационным стимулированием тоже не очень – оплата труда занимает всего 8% выпуска, а большая часть расходов приходится на сам же с/х сектор и на энергоносители. Фактически, положительный эффект от девальвации здесь будет ещё более ограниченным, чем в машиностроении и химпроме.

Таким образом, можно сделать вывод, что особого стимулирующего воздействия на украинскую экономику несильная девальвация не оказывает, а балансировка платёжного баланса происходит, при прочих равных, за счёт сокращения либо наращивания импорта. Для наших экспортёров же важен не столько курс гривны (до тех пор, пока последняя не обваливается - но это уже создаст проблемы для банковской системы), сколько цены на внешних рынках, задающие наши условия торговли. Конечно, в теории девальвация могла бы стимулировать появление и разрастание трудоёмких экспортно-ориентированных производств, однако до хотя бы частичного разрешения всем нам известных институциональных проблем ожидание серьёзных структурных преобразований в украинской экономике представляется, к сожалению, излишне оптимистичным.

Коментарі

Додати коментар






ГОЛОВНЕ на 02 липня 2020, 22:11

Перспективы мировой экономики во второй половине 2019 — первой половине 2020 года

Грабувати, охороняти чи торгувати?

Загрузка...
закрити
E-mail
Пароль
Також, ви можете авторизуватись через Facebook Facebook login

Якщо ви не зареєстровані, пройдіть цю просту процедуру.