Перспективы мировой экономики во второй половине 2019 — первой половине 2020 года

Какие факторы будут влиять на глобальную экономику в ближайшие месяцы, к чему это приведет и какие меры необходимо принять для укрепления тенденций глобального экономического роста

Ослабление роста


Глобальная экономика продолжает демонстрировать слабо выраженный рост. После апрельских прогнозов перспектив развития мировой экономики, уже в мае Соединенные Штаты снова подняли тарифы на отдельные виды китайского импорта, на что Китай ответил повышением тарифов на ряд категорий импорта из США. Дальнейшее ухудшение обстановки удалось предотвратить после июньского саммита G20. Глобальные цепочки поставок технологий оказались под угрозой из-за возможных санкций США, неопределенность, связанная с Брекзит, никуда не делась, а растущее напряжение в сфере геополитики отразилось на ценах на энергоносители.

В таких условиях можно говорить о росте мировой экономики на уровне 3.2% в 2019 году, с незначительным повышением до 3.5% в 2020 году. Отчеты по ВВП вкупе со снижающимися в целом темпами инфляции указывают на глобальную активность ниже ожидаемого уровня. Инвестиции и спрос на потребительские товары длительного пользования продолжают снижаться и в развитых странах, и в странах с формирующейся рыночной экономикой, поскольку бизнес и население по-прежнему ограничивают бюджет на долгосрочные расходы.

Как и следовало ожидать, глобальная торговля, особенно активная в сферах промышленного оборудования и потребительских товаров длительного пользования, остается вялой. Прогнозируемое повышение темпов роста в 2020 году пока что весьма неустойчиво. Теоретически, напряжение на рынках развивающихся стран спадет, они стабилизируются, а в вопросе устранения различий в торговых политиках наметится прогресс.

Прогнозы, связанные с рисками, в основном, отмечают ухудшение ситуации по сравнению с апрельской оценкой. По мнению аналитика Инны Бурбы, к рискам следует отнести: 1) дальнейшую напряженность в сфере торговли и технологий, негативно влияющую на настроения и замедляющую приток инвестиций; дальнейшую напряженность в сфере торговли и технологий, негативно влияющую на настроения и замедляющую приток инвестиций; 2) затянувшееся неприятие рисков, в результате чего продолжит накапливаться уязвимость финансовой сферы после многих лет действия низких процентных ставок; 3) усиливающееся дефляционное давление, осложняющее обслуживание долгов, ограничивающее возможности кредитно-денежной политики для противодействия спадам и делающее негативные потрясения более стойкими, чем обычно.

Здесь стоит отметить крайнюю важность многосторонних действий и действий на уровне национальной политики, направленных на укрепление глобального роста. К числу неотложных мер следует отнести снижение торгового и технологического давления и скорейшее устранение неопределенности в торговых соглашениях (в том числе, между Великобританией, Европейским союзом и зоной свободной торговли, охватывающей Канаду, Мексику и Соединенные Штаты).

В частности, более крепким в экономическом плане странам не следует использовать пошлины для оказания влияния на двусторонний торговый баланс или вместо полноценного диалога для оказания давления на другие страны с целью проведения тех или иных реформ. В условиях подавленного конечного спроса и ослабленной инфляции либеральная кредитно-денежная политика наилучшим образом подходит для стран с развитой экономикой, а также стран с формирующейся экономикой, на которые ориентированы ожидания.

Бюджетно-финансовая политика должна обеспечивать баланс между многочисленными целями, среди которых: выравнивание спроса по мере необходимости, защита уязвимых слоев населения, укрепление потенциала роста уровня расходов, направленных на поддержку структурных реформ, и обеспечение устойчивых государственных финансов в среднесрочной перспективе. Если темпы роста снизятся по сравнению с базовыми показателями, макроэкономическая политика должна будет стать более благоприятной, в зависимости от обстоятельств в стране. Приоритеты во всех странах строятся на расширении охвата, повышении стабильности и устранении препятствий для потенциального роста производства.

Подавление импульса

Слабый конечный спрос

На фоне сложной ситуации усиления напряжения в торговых отношениях между США и Китаем, а также затянувшейся неопределенности по Брекзит, динамика мировой экономической активности в первой половине 2019 года оставалась слабой. В развитых странах рост был приятным сюрпризом, однако в странах с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся странах он оказался слабее, чем ожидалось.

Превысил ожидания рост в Соединенных Штатах и Японии, а единовременные факторы, мешающие росту в зоне евро в 2018 году (в частности, корректировка новых стандартов на автомобильные выбросы), исчезли, как и прогнозировалось.

Среди стран с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся стран превысил прогнозные ожидания ВВП Китая в первом квартале, однако показатели второго квартала свидетельствуют о снижении активности. В других азиатских странах, а также в Латинской Америке активность совсем разочаровала.

Несмотря на сюрпризы роста ВВП некоторых стран, данные в более широком плане дают представление о снижении глобального конечного спроса, особенно, в секторе инвестиций в основной капитал. Накопление товарно-материальных запасов непроданных товаров привело к росту ВВП в первом квартале в Соединенных Штатах и Великобритании, а слабый импорт увеличил производство в Китае и Японии.

С секторальной точки зрения, активность в секторе услуг приостановилась, а начавшийся в начале 2018 года спад глобальной производственной активности продолжился, отражая низкие затраты предприятий (машины и оборудование) и потребительские закупки товаров длительного пользования, таких как автомобили. Эти события свидетельствуют о том, что компании и домохозяйства продолжают сдерживать долгосрочные расходы в условиях повышенной политической неопределенности.

Активность мировой торговли

Структура расходов также отражается на глобальной торговле, которая, как правило, является интенсивной в сфере инвестиционных товаров и потребительских товаров длительного пользования. В первом квартале 2019 года рост объема торговли снизился примерно на ½ процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года после падения ниже 2% в четвертом квартале 2018 года. Это замедление особенно заметно в странах Азии с формирующейся рыночной экономикой.

Слабые перспективы торговли, в определенной степени отражающие напряженность в торговле, в свою очередь, создают препятствия для инвестиций. Например, деловые настроения и опросы менеджеров по закупкам указывают на слабые перспективы развития обрабатывающей промышленности и торговли, особенно пессимистичны взгляды на новые заказы. Положительным моментом остаются показатели сектора услуг, где настроения населения относительно устойчивы, это помогло поддержать рост занятости (что, в свою очередь, укрепило доверие потребителей).

Сдерживаемая инфляция

В соответствии с низкими темпами роста конечного спроса базовая инфляция в развитых странах снизилась ниже целевого показателя (например, в Соединенных Штатах) или оставалась значительно ниже него (зона евро, Япония). Базовая инфляция также снизилась ниже исторических средних показателей во многих странах с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся странах, за исключением нескольких стран, таких как Аргентина, Турция и Венесуэла.

В условиях, когда глобальная активность в целом оставалась слабой, влияние предложения продолжало доминировать в динамике цен на сырьевые товары, особенно в случае цен на нефть (затронутой гражданскими беспорядками в Венесуэле и Ливии и санкциями США в отношении Ирана). Несмотря на значительный рост цен на нефть до апреля (и повышение импортных тарифов в некоторых странах), давление на затраты было ослаблено, отражая все еще быстрый рост заработной платы во многих странах, несмотря на продолжающееся ужесточение ситуации на рынках труда. Поэтому в большинстве развитых стран и стран с формирующейся рыночной экономикой темпы общей инфляции остаются низкими. Эти события отчасти способствовали резкому падению рыночных цен на ожидаемую инфляцию в Соединенных Штатах и еврозоне.


Смешанные политические сигналы и изменения в рисковых настроениях

Политические действия и ошибки сыграли важную роль в формировании этих результатов, не в последнюю очередь благодаря их влиянию на настроения рынка и доверие бизнеса. В то время как объявленное в начале апреля продление на шесть месяцев срока выхода из Brexit обеспечило некоторую первоначальную отсрочку, рост торговой напряженности в мае, опасения по поводу сбоев в цепочках поставок технологий и геополитическая напряженность (например, санкции США против Ирана) подорвали доверие рынка.

Однако уже в июне настроения в отношении рисков восстановились, что подтверждается сообщениями центрального банка, указывающими на вероятность дальнейшего урегулирования ситуации. После июньского саммита G20, на котором Соединенные Штаты и Китай договорились возобновить торговые переговоры и избежать дальнейшего повышения пошлин, напряженность среди участников рынка удалось снять благодаря перспективе дальнейшего продвижения сторон в сторону урегулировании разногласий. Финансовые условия в Соединенных Штатах и еврозоне в настоящее время стали несколько легче, но в других регионах они в целом не изменились.

Глобальный рост в 2019 году продолжит замедление

Как уже упоминалось, глобальный рост прогнозируется на уровне 3,2 процента в 2019 году и улучшится до 3,5 процента в 2020 году. В торговле прогноз учитывает увеличение в мае 2019 года пошлин США на 200 миллиардов долларов китайского экспорта - с 10% до 25%, и ответные меры со стороны Китая. Понижение прогноза роста для Китая и стран Азии с формирующейся рыночной экономикой в целом согласуется со симулируемым воздействием усиливающейся напряженности в торговых отношениях.

Прогнозируемые темпы глобального роста экономики в 2020 году во многом зависят от нескольких факторов:

1) настроения на финансовых рынках останутся в целом благоприятными;

2) продолжится ослабление затяжного кризиса, особенно в еврозоне;

3) стабилизируется ситуация в таких странах с формирующейся рыночной экономикой, как Аргентина и Турция;

4) приостановится резкое падение в других странах, таких как Иран и Венесуэла.

Около 70% подъема в 2020 году по сравнению с 2019 годом обусловлено ожидаемой стабилизацией и оживлением экономики тех стран, которые пребывают в стрессовых условиях. Эти факторы будут зависеть от благоприятного общеполитического фона, обеспечивающего лояльность центральных банков, и наращивание политических стимулов в отношениях с Китаем, если оно не будет ослаблено эскалацией напряженности в торговых отношениях или неопределенностью Брекзит.

Для стран с развитой экономикой рост прогнозируется на уровне 1,9 процента в 2019 году и 1,7 процента в 2020 году.

В США в 2019 году темпы роста составят 2,6% (на 0,3% выше, чем в апреле), а в 2020 году, по мере ослабления фискального стимулирования, снизятся до 1,9%. Пересмотр прогнозов на 2019 год отражает более высокие, чем ожидалось, показатели первого квартала. Несмотря на то, что итоговый показатель был достаточно высоким в связи с активным экспортом и накоплением запасов, внутренний спрос, а также импорт были несколько ниже, чем ожидалось, что частично объясняется влиянием тарифов.

Рост в еврозоне прогнозируется на уровне 1,3 процента в 2019 году и 1,6 процента в 2020 году. Прогноз на 2019 год ухудшается по Германии (из-за более слабого, чем ожидалось, внешнего спроса, который также влияет на инвестиции), но остается неизменным для Франции (где фискальные меры, как ожидается, будут поддерживать рост и смягчать негативные последствия уличных протестов) и Италии (где неопределенность финансовых перспектив продолжает оказывать негативное влияние на инвестиции и внутренний спрос).

В целом ожидается, что экономический рост в Европейском Союзе будет прогрессировать в течение оставшейся части этого года и в 2020 году, поскольку снова вырастет внешний спрос, а временные негативные факторы (включая падение числа регистраций немецких автомобилей и французские уличные протесты) исчезнут.

В Великобритании темпы роста в конце 2019 года составят 1,3%, а в 2020 году - 1,4%. Прогноз предполагает упорядоченный выход из Еврозоны. Однако по состоянию на середину июля окончательный план по Brexit еще не был сформирован и остается неопределенным.

Экономика Японии во второй половине 2019 года должна вырасти на 0,9%. Высокие показатели ВВП в первом квартале отражают накопление товарно-материальных запасов и влияние экспорта в условиях резкого сокращения импорта. Ожидается, что в 2020 году темпы роста снизятся до 0,4%, а налоговая политика, как ожидается, смягчит колебания, уже в октябре 2019 года, в результате повышения ставки потребительского налога.

Темпы роста в группе развивающихся стран составят 4,1% в текущем году, и 4,7% в следующем. И это ниже прогнозируемых темпов в апреле. Ситуация касается всех развивающихся регионов.

Темпы роста в странах Азии с формирующейся рыночной экономикой составят 6,2 процента. Здесь прогноз тоже скромнее апрельского, что в значительной степени обусловлено влиянием тарифов на торговлю и инвестиции. В Китае негативные последствия роста тарифов и ослабления внешнего спроса уже в разгар структурного спада оказали дополнительное давление на экономику, которая и без того испытывает острую зависимость от задолженности и нуждается в усилении регулирования.

Темпы роста экономики Индии в текущем году составят 7,0 процента, а в 2020 вырастут до 7,2 процента. Пересмотр в сторону понижения на 0,3 пункта обусловлен более слабым, чем ожидалось, ростом внутреннего спроса.

Слабый прогноз для стран Европы с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся стран в 2019 году в основном отражает перспективы Турции, где - после неожиданно мощной бюджетной поддержки а первом квартале - наметилось сокращение активности, связанное с необходимыми политическими корректировками. В ряде стран Центральной и Восточной Европы высокие темпы роста обусловлены устойчивым внутренним спросом и ростом заработной платы. Так, в конце 2019 года темпы роста в целом по региону составят 1% (что на 0,2% выше, чем прогнозировалось в апреле, благодаря высокой динамике в первом квартале). В 2020 году рост составит 2,3% (что на 0,5% ниже апрельского прогнозного показателя, и обусловлено замедлением роста в Турции до конца текущего года).

Активность в некоторых странах Латинской Америки заметно снизилась в начале года, что, в основном, обусловлено специфическими изменениями. В настоящее время ожидается, что рост по региону составит 0,6 процента (на 0,8 доли процента ниже, чем в апрельском прогнозе), восстановившись до 2,3 процента в 2020 году. Причины падения темпов — ухудшение ситуации в Бразилии (где сохраняется неопределенность в проведении пенсионных и других структурных реформ) и Мексике (где инвестиции остаются слабыми, а частное потребление замедлилось из-за неопределенности политической ситуации и роста стоимости кредитов, ставки по которым рискуют вырасти еще больше после недавнего снижения суверенного рейтинга). Рост экономических показателей Аргентины ухудшился в первом квартале этого года, хотя и делает это более медленными темпами, чем в 2018 году. Прогноз роста на вторую половину 2019 года показал снижение по сравнению с апрельским показателем, а усиление в 2020 году ожидается незначительным. Прогноз роста в Чили тоже пересмотрен в сторону понижения после более слабых, чем ожидалось, показателей первой половины текущего года, но рост в 2020 году будет сопровождаться более гибкой политикой. Глубокий гуманитарный кризис и экономический спад в Венесуэле продолжают оказывать разрушительное воздействие, что даст по итогам 2019 года падение экономики примерно на 35 процентов.

Общий рост в регионах Ближнего Востока, Северной Африки, Афганистана и Пакистана составит 1,0 процента в 2019 году, а в 2020 году этот показатель повысится до 3,0%. Свежий прогноз по текущему году на 0,5 процента ниже апрельских цифр, в основном из-за Ирана (на который разрушительный эффект оказало ужесточение санкций США). Гражданские беспорядки в других странах, в том числе, в Сирии и Йемене, усугубляют и без того сложные перспективы региона. Частично ситуация компенсируется экономикой Саудовской Аравии - ожидается, что в текущем году за счет государственных расходов и укрепления доверия усилится сектор, не связанный с нефтью, а в 2020 году – на позитивный рост показателей окажет влияние нефтяной сектор.

В странах Африки к югу от Сахары ожидается рост на уровне 3,4% в 2019 году и 3,6% в 2020 году, что всего лишь на 0,1% ниже чем в апрельском прогнозе по обоим показателям. Здесь сильный рост во многих странах с низкой ресурсоемкостью частично компенсирует слабые показатели крупнейших экономик региона. Высокие, хотя и нестабильные цены на нефть улучшили перспективы Анголы, Нигерии и других стран-экспортеров нефти в регионе. Однако ожидается, что темпы роста в Южной Африке в 2019 году будут более низкими, чем прогнозировалось в апреле, после очень слабого первого квартала за счет более значительного, чем ожидалось, влияния забастовок, проблем с энергоснабжением в горнодобывающей промышленности и слабых показателей сельскохозяйственного сектора.

Экономическая активность в СНГ в 2019 году усилится на 1,9%, а в 2020 году на 2,4%. Снижение показателей по сравнению с апрельским прогнозом вызвано понижением рейтинга России после слабого первого квартала.

Преобладающие риски

Как уже упоминалось выше, по сравнению с апрельской оценкой глобальной экономической ситуации, факторы риска возросли.

Рассмотрим причины.

  1. Перебои в торговых и технологических цепочках поставок.

С начала 2018 года доверие бизнеса и настроения на финансовых рынках неоднократно подвергались негативному влиянию из-за непоследовательной тарифно политики США, ответных мер со стороны торговых партнеров и продолжительной неопределенности в отношении выхода Великобритании из Европейского Союза. В мае масштаб напряженности разросся и теперь включает в себя возможные намерения США в отношении китайских технологических компаний и правительства Мексики из-за слабого противодействия росту миграции. Хотя уже в июне напряженность несколько ослабла, урегулирование разногласий по-прежнему остается предметом, возможно, для затяжных и трудных переговоров. Основным фактором риска для мировой экономики является то, что неблагоприятные изменения, включая дальнейшие взаимные санкции США и Китая, автомобильные пошлины США и неуверенная ситуация с Brexit ослабляют инвестиционный климат, нарушают глобальные цепочки поставок и опускают кривую графика роста глобальной экономики ниже расчетно-базового показателя.

  1. Резкие изменения в настроениях, связанных с риском.

Как обсуждалось ранее, рост напряженности в торговых отношениях между США и Китаем в мае вызвал снижение активности, связанной с рисками. Хотя настроения в июне улучшились, в настоящее время существует множество потенциальных причин для других подобных сценариев: затянувшуюся неопределенность в бюджетно-финансовой политике, ухудшение динамики долговых обязательств в странах с большим уровнем долга; усиление стресса на крупных развивающихся рынках Аргентины и Турции; или более резкий, чем ожидалось, спад в Китае, который столкнулся с многочисленными проблемами вследствие проблем с США и необходимостью принятия оперативных мер по внутреннему регулированию. Ситуации отказа от рисков могут выявить финансовые проблемы и уязвимости, накопленные за годы действия низких процентных ставок, поскольку заемщикам с высокой долей заемного капитала трудно пролонгировать свою задолженность из-за сокращения потока капитала из развивающихся стран и стран с переходной рыночной экономикой.

1.Дефляционное давление.

Опасения по поводу раскручивания спиралей дефляции ослабли в период циклического подъема в 2016 - 2018 годах. Замедление темпов роста мировой экономики и снижение базовой инфляции в развитых странах и странах с формирующейся рыночной экономикой возродили этот риск. Снижение инфляции и стабильность инфляционных ожиданий увеличивают трудности с обслуживанием долга заемщиков, влияют на корпоративные инвестиционные расходы и ограничивают пространство для маневров в кредитно-денежной политике центральных банков для противодействия спадам, что означает стабильное снижение показателей роста при любых потрясениях.

2.Изменение климата, политические риски, конфликты.

Изменение климата остается главной угрозой безопасности и благосостоянию граждан во многих странах, а также для мировой экономики в целом. Внутренние стратегии смягчения последствий изменения климата не обеспечивают широкой общественной поддержки в некоторых странах. Между тем, международное сотрудничество ослабляется неучастием ключевых стран. Еще более заметными в последние месяцы стали и другие риски, в частности, рост геополитической напряженности в Персидском заливе. В то же время гражданские беспорядки во многих странах повышают риск ужасающих гуманитарных катастроф, миграционной нагрузки на соседние страны и, наряду с геополитической напряженностью, усиливают нестабильность на сырьевых рынках.

Приоритетная политика

С учетом того, что прогнозируемые темпы роста глобальной экономики остаются нестабильными и подверженными рискам снижения, для стабилизации экономической активности и укрепления фундамента для восстановления крайне важна надлежащим образом выверенная макроэкономическая политика. Как следствие, политические ошибки и связанная с ними неопределенность будут иметь крайне пагубные последствия для настроений, создания и увеличения числа рабочих мест.

На международном уровне необходимые действия должны быть направлены на:

  1. Снижение напряженности в сфере торговли и технологий.
  2. Оперативное устранение неопределенности, вызванной изменениями в давно действующих торговых соглашениях (включая сотрудничество Великобритании с ЕС, а также соглашения между Канадой, Мексикой и Соединенными Штатами). В частности, странам не следует использовать тарифное регулирование для влияния на показатели торгового баланса. В более широком смысле, торговые споры могут спровоцировать глубокое разочарование, обнажив слабые места в правилах многосторонней торговой системы. Директивным органам следует совместными усилиями устранить эти пробелы и укрепить торговую систему, в том числе, путем обеспечения строгого соблюдения действующих правил Всемирной торговой организации (ВТО) посредством отлаженной системы урегулирования споров ВТО; совершенствования правил ВТО для охвата таких областей, как цифровые услуги, субсидирование и передача технологий, и продвижения переговоров в новых областях, таких как цифровая торговля.
  3. К числу других ключевых областей, требующих расширения международного сотрудничества, относятся смягчение последствий изменения климата и адаптация к ним, последствий изменения климата и адаптацию к ним, решение проблемы уклонения от уплаты налогов и коррупции за рубежом и недопущение отката реформ финансового регулирования. Директивным органам следует обеспечить многосторонние институты всеми необходимыми ресурсами для противодействия разрушительным изменениям портфеля инвестиций в мировую экономику, обремененной долгами.

На национальном уровне ключевые приоритеты, общие для всех стран, включают расширение охвата, повышение устойчивости к потрясениям на международных финансовых рынках и устранение препятствий, сдерживающих потенциальный рост производства (что для одних означает проведение реформ рынка товаров и труда для повышения производительности, а для других - повышение показателей участия рабочей силы).

Говоря более конкретно, по группам стран:

1.Для развитых стран, в которых рост конечного спроса, как правило, является слабым, инфляционное давление ослаблено, а инфляционные ожидания, связанные с рыночными ценами, снизились в последние месяцы, по-прежнему уместна либеральная денежно-кредитная политика. Вместе с тем, кредитно-денежное регулирование может способствовать финансовой уязвимости, в связи с чем, для защиты от излишков финансового рынка необходимы более действенная макропруденциальная политика и политика упреждающего контроля.

Как уже отмечалось, бюджетно-финансовая политика должна быть сбалансировано направлена на: выравнивание спроса по необходимости, защиту уязвимых слоев населения, укрепление потенциала роста и расходов, направленных на поддержку структурных реформ, и обеспечение стабильности государственного финансирования в среднесрочной перспективе. Если темпы роста снижаются больше, чем это предусмотрено базовыми показателями, то в зависимости от ситуации внутри страны макроэкономическая политика должна носить более благоприятный характер.

2. В странах с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся странах недавнее смягчение темпов инфляции дает центробанкам возможность приспособиться, особенно в тех случаях, когда объем производства ниже потенциального, а инфляционные ожидания закреплены. Во многих странах быстро растет задолженность. Поэтому бюджетно-финансовая политика должна быть направлена на сдерживание долга, ставя в приоритет расходы на инфраструктуру и социальную сферу перед текущими расходами и плохо ориентированными субсидиями.

Это особенно важно для развивающихся стран с низким уровнем дохода, чтобы помочь им продвинуться в целях устойчивого развития в рамках ООН. Макропруденциальная политика должна обеспечивать достаточные резервы капитала и ликвидности для защиты от разрушительных сдвигов в глобальных портфелях. Усилия по минимизации несоответствия валютного баланса и сроков погашения крайне важны для того момента, когда финансовые настроения могут быстро переключиться на безрисковый режим, также они обеспечат отсутствие влияния факторов уязвимости на выполняющие роль буфера гибкие валютные курсы.

Аналитику подготовила Инна Бурба, юрист высшей категории, консультант по экономическим и юридическим вопросам



Коментарі

Додати коментар


Читайте у розділі

Україна пасе задніх за доступністю бензину на континенті

Відео

Загрузка...

Тест-драйв

закрити
E-mail
Пароль
Також, ви можете авторизуватись через Facebook Facebook login

Якщо ви не зареєстровані, пройдіть цю просту процедуру.