Дмитро Зінков: про зміну назви "Надра Банк" і мови бути не може

Павло Харламов, для РЕ

Банк "Надра" наряду с Проминвестбанком стал, очевидно, самым красноречивым примером финучереждения, пережившего кризис.

И это, невзирая на то, что больше двух лет банк "Надра" вел сложные переговоры с кредиторами. И регулярно возникали разговоры не только о его возможной рекапитализации, но и даже ликвидации. Впрочем, банку все же удалось в апреле 2011 года заполучить стратегического инвестора.

Им ожидаемо стал Дмитрий Фирташ, неоднократно заявлявший о готовности "вытянуть" банк, но долгое время не принимавший окончательное решение.

Причем, с приходом новых собственников стала меняться и команда управленцев. И хотя бывший временный администратор "Надра" Валентина Жуковская, занимавшая эту должность еще с февраля 2009 года, в августе 2011 года стала председателем правления банка, у новых собственников была иная точка зрения относительно руководителя.

В итоге, в июне нынешнего года на смену Жуковской пришел Дмитрий Зинков, 6 лет возглавлявший "ОТП Банк" - дочку крупнейшего венгерского банка в Украине.

Дмитрий Зинков настроен достаточно оптимистично, несмотря на то, что по его же словам, доля проблемной задолженности в портфеле "Надра" выше, чем средняя по рынку, и добиваться компромисса с должниками очень непросто.

Тем не менее, новый топ-менеджер уверен, что репутацию банка удастся восстановить достаточно быстро, и вернуть его в "ТОП-5" крупнейших игроков рынка.

Причем, ставку руководство банка делает именно на рядовых граждан, которые, в свое время, стали главными жертвами дестабилизации в банковской системе, и вернуть их доверие – задача не из простых.

– Каким будет развитие банка в будущем, учитывая смену менеджмента, в частности, Ваш приход на должность председателя правления?

– Нами разработана и уже утверждена акционерами стратегия развития банка на ближайшие годы. Ее основная цель – дальнейшее усиление рыночных позиций.

Это во многом касается как динамичного развития в сегменте обслуживания розничных клиентов, так и более активного роста корпоративного направления, работа с бизнесом.

Кроме того, в рамках принятой стратегии мы завершаем формирование новой команды. Правление будет состоять из 6 человек и в него войдут люди, которые имеют опыт работы не только на украинском рынке, но и на российском. Причем часть менеджеров, которые занимают сейчас руководящие должности, "выращены" в самом банке и досконально знают его работу изнутри.

– Какую долю рынка планируете занять?

– "Надра" всегда входил в "ТОП-10" украинских банков. Поэтому мы настроены на агрессивный рост, чтобы вновь оказаться в числе ведущих игроков.

Так, в ближайшие 2–3 года, я думаю, нам удастся "вычистить" проблемы прошлого и стабилизировать доходную базу, что в итоге позволит войти в "пятерку" крупнейших.

– Розница сейчас достаточно сложна для всех банков. За счет чего Вы намерены удерживать позиции в этом сегменте?

– Мы хотим еще больше "загрузить" наши отделения, максимально используя региональную сеть, которая сейчас состоит из 536 отделений. Это позволит активизировать продажи более широкого спектра продуктов и привлечь еще большее количество розничных клиентов.

– Что Вы вкладываете в понятие "загрузить"?

– Сейчас наши отделения не используют свой ресурс на все 100%, они могут обслуживать еще больший клиентский поток.

– За счет чего этого можно добиться?

– Во-первых, активное привлечение предприятий на обслуживание в рамках зарплатных проектов, на которых работают сотни потенциальных клиентов.

Во-вторых, это работа по увеличению депозитной базы благодаря вкладам населения.

В-третьих, разумеется, кредитные продукты.

В-четвертых, увеличение объема операций по расчетно-кассовому обслуживанию, расширение спектра принимаемых платежей – начиная от оплаты коммунальных услуг и заканчивая всеми видами денежных переводов.

Мы заинтересованы в открытии пенсионных счетов, реализации различных социальных программ, нам нужны все группы клиентов, которые способны генерировать стабильный и постоянный денежный поток.

– Вы упомянули о кредитных продуктах. Но какие из них будут пользоваться спросом, если кредитование в стране фактически "лежит"?

– Разумеется, об авто или, тем более, об ипотеке в настоящее время мы не говорим. Это в большей степени потребительское кредитование – овердрафты, выдача краткосрочных ссуд по кредитным картам.

Да, это короткие кредиты, на несколько месяцев, но они понятны для банка, имеют быструю возвратность, и при этом приносят неплохую маржу, так как ставки по ним, как правило, достаточно высоки.

Помимо этого, мы не прекращаем кредитовать корпоративный бизнес, реальный сектор экономики.

Фото pl.com.ua

– При таких-то ставках?

– Да, предприятий, которые способны выдержать такую кредитную нагрузку, действительно немного, но они есть.

Например, в сельскохозяйственной отрасли, так как в АПК достаточно высокая рентабельность, и к тому же аграрии получают компенсацию кредитных ставок от государства.

– Насколько велика доля государственных компаний в кредитном портфеле?

- Точную цифру назвать не могу, но в нашем портфеле есть доля госпредприятий.

Выход из прошлого

– Удалось ли банку разобраться с "проблемными" кредитами?

– На данный момент доля "проблемки" у нас выше, чем в среднем по рынку.

– Почему так произошло?

– Основная причина накопления таких активов не в просчетах на этапе выдачи, так как все банки закрывали глаза на риски. Проблема банка "Надра" в том, что против него сработал период, когда его будущее оказалось под вопросом.

Это развязало руки многим недобросовестным заемщикам, которые решили проверить банк "на прочность", и даже имея ресурсы для погашения, попросту не платили.

А ведь за это время насчитывались проценты, пени, и другие штрафные санкции, что в итоге значительно осложнило и затянуло поиск компромисса с недальновидными клиентами.

– Но Вы же как-то ищете этот компромисс?

– Разработаны специальные программы, позволяющие более успешно и эффективно найти точки соприкосновения с заемщиками, что особенно важно в тех случаях, когда речь идет о должниках, с которыми долгое время не было контакта.

Это может быть как реструктуризация, так и некие взаимные уступки, когда, к примеру, клиент гасит часть кредита, а банк списывает ему суммы начисленных санкций.

Наша задача – всячески способствовать поиску компромисса с теми, кто готов гасить долги и располагает для этого хоть какими-то ресурсами.

– Если брать весь "проблемный" портфель, какая его часть может быть возвращена?

– Такой комплексный анализ мы еще не проводили. Но знаю точно, что по некоторым займам уровень возврата составляет 100%, включая пени и штрафы, а некоторые кредиты удастся взыскать лишь частично.

– В свое время банк пошел на публичное изобличение самых злостных заемщиков, разместив их список у себя на сайте. Насколько этот шаг стал действенным?

– Тогда действительно со многими удалось договориться, однако, есть определенная группа тех, кто ушел в "глухую оборону" и упорно не хочет платить. И никакое изобличение на них не повлияло.

Но за годы кризиса и банки, и правоохранительные органы выработали достаточное количество методов и путей борьбы. Проблема лишь в том, что если бы этот инструментарий был у банков до кризиса, всей системе удалось бы избежать обнажения уязвимых мест и таких серьезных последствий, которые мы имеем на сегодняшний день.

Банковская система попросту не была готова к этому кризису, так как он пришелся на период институциональной незрелости судебной системы, отсутствия защиты прав кредиторов и в условиях неработающих кредитных бюро.

– И какой инструментарий у банков сегодня?

– Это не только принудительное взыскание, в том числе через суды, а и уголовное преследование, даже за рубежом. Ведь у многих заемщиков есть активы за пределами Украины, что позволяет более эффективно работать с ними.

Хотя до такого уровня, как в других странах, в той же Западной Европе еще далеко. Там даже если человек обратился в банк за получением кредита – он негласно берет на себя обязательство его вернуть, в то время как у нас нужно каждый свой шаг документировать, притом как заемщику, так и кредитору. И это все равно не дает гарантий возврата долга.

– И в какие сроки Вы планируете "вычистить" кредитный портфель?

– Очень много зависит от того, о каких кредитах идет речь. Например, если это ипотека, выданная вплоть до 2025 года, то, безусловно, часть таких проблемных займов "зависнет" до момента погашения.

Но, в принципе, в ближайшие 2–3 года мы хотим сделать критические изменения в балансе и сократить долю "токсичных активов" на 30–40%.

– Банк прибылен уже несколько кварталов подряд. За счет чего удалось достичь положительного финансового результата?

– Здесь нет секрета: банк располагает ранее сформированным кредитным портфелем. Кроме того, за год, который прошел с момента выведения из банка временной администрации, был сгенерирован новый качественный пул кредитов. И все эти замы работают, принося процентный доход.

Кроме того, благодаря увеличению клиентской базы, расширению перечня услуг у нас растут комиссионные доходы, которые, например, за третий квартал по сравнению со вторым увеличились на 15%.

– Насколько сейчас сильна конкуренция на банковском рынке, учитывая его "передел" в пользу отечественных инвесторов?

– Наш банк ориентируется на среднюю массовую украинскую клиентуру. И таких финучреждений на рынке немного. Например, иностранные банки изначально выстраивали стратегию "средний класс +", но так как кризис существенно замедлил рост доходов населения, им приходится "вырывать" клиентов друг у друга.

Те, кто сделал ставку на массового потребителя, получили преимущество. Хотя для этого очень важна большая разветвленная сеть, ее присутствие не только в крупных городах, а также узнаваемый бренд.

Поэтому мы ориентированы в первую очередь на транзакционный бизнес и готовы принимать любые платежи, даже в три гривны, что позволяет охватить максимальный объем клиентов.

– Как же будут вести себя нерезиденты на украинском рынке в ближайшие годы?

– Учитывая количество сделок по продаже иностранных банков в Украине за последние год-полтора, а также те заявления, которые слышны от зарубежных инвесторов, готовых выйти из этого бизнеса, предполагаю, что доля капитала нерезидентов в нашей банковской системе будет сокращаться.

Со старым к новому

- События прошлых лет несколькои" авторитет банка. Нет ли планов, проводить ребрендинг, или переименование, чтобы начать историю "с чистого листа"?

- У нас есть четкое решение, согласно которому о смене названия и речи быть не может. К тому же, в свое время наш корпоративный стиль получил не одну награду, и до сих пор технология обслуживания, когда клиент у одного менеджера может решить несколько вопросов, является передовой. Это удобно и быстро, и не требует присутствия лишних "звеньев".

Именно поэтому мы хотим сохранить все эти наработки. А бренд банка, несмотря на всю "историю" прошлых лет, до сих пор остается третьим по узнаваемости в стране. Сегодня узнаваемость бренда снова начала работать на пользу банка.

Вкладчики, которые размещали свои деньги в Надра Банке, снова приносят нам свои вклады. Во многом благодаря бренду, который они знают. Если бы мы решили поменять бренд, то нам потребовалось бы значительно больше времени и денег, чтобы вывести его на уровень узнавания, которым мы уже сегодня обладаем.

– Многие банки до сих пор сокращают количество отделений. Какие планы по развитию сети банка?

– На 2013 год мы ставим задачу повысить прибыльность своей сети. Этого можно добиться несколькими способами, основной из которых – увеличение количества клиентов, с одной стороны, и максимальное сокращение издержек – с другой. Например, переехать на другую точку, которая более выгодно расположена, при этом стоимость аренды там будет ниже, а потенциальный поток клиентов – выше.

– Но в целом сеть доходна или убыточна?

– Скажу так: мы недовольны той доходностью, которую она демонстрирует, так как есть часть отделений, которые не приносят прибыли, и мы намерены исправить эту ситуацию.

При этом речь о закрытии, сворачивании вообще не стоит, так как сеть для банка – главный актив, который позволит наращивать прибыльность.

– Приходилось ли увольнять в прошлые годы персонал, и как будет проходить оптимизация кадров сейчас?

- Вряд ли найдется банк, который во время кризиса не сокращал своих сотрудников. Например, в "Надра" количество персонала уменьшилось почти вдвое, хотя, с другой стороны, такие пусть и непопулярные решения отчасти позволили выстоять в той непростой ситуации, в которой оказался банк.

И на данный момент издержки на персонал оптимальны, поэтому сейчас перед нами задача увольнять не стоит, мы нацелены на повышение эффективности работы сотрудников.

– Как отразился на банке дефицит ликвидности, который перманентно тянется еще с прошлой осени? Приходилось ли обращаться за рефинансированием к НБУ?

– Нет, у нас не было надобности просить рефинансирования у Национального банка. К тому же за последний год мы привыкли к дефициту гривны, понимая, что "зажимая" ликвидность, Нацбанк удерживает стабильность гривны, которая стране попросту необходима.

С другой стороны, мы должны четко осознавать, что долго экономика без дешевого кредитного ресурса не протянет.

– Откуда же Вы черпаете гривну, ведь ее катастрофически не хватает? А цена тех же overnight зашкаливает.

– Единственный источник ресурсов сейчас — это средства клиентов, в основном, депозиты "физиков". Дополнительный ресурс может дать реализация залогового имущества. Межбанк я не могу назвать надежным источником ресурсов.

– Неужели залоги пользуются спросом?

– Я не могу сказать, что это очень стабильный источник финансирования. Тем не менее, он дает существенный приток пассивов в банк, цена которых при этом равна "нулю", что в целом позволяет оптимизировать стоимость ресурсной базы и хоть как-то кредитовать.

Доллар нам не друг

– Вы упомянули, что сейчас нужно бороться за стабильность гривны. Но ведь даже НБУ говорит о том, что курс доллара нужно постепенно отпускать?

– Плавающий курс – это хорошо в условиях стабильной экономики. Однако это негатив для тех экономических и политических реалий, в которых мы до сих пор находимся. Особенно учитывая ажиотаж и напряженность среди населения, которое каждую осень ждет, что с гривной что-то случится. Такое паническое ожидание девальвации – некая "болезнь", психологическое наваждение, избавиться от которого будет не так просто.

И, с одной стороны, в такой ситуации "отпускать" курс опасно, но с другой – он может стать хорошим инструментом воспитания спекулянтов, которые, послушав советы "умных" экспертов, купят сегодня доллар по 8,25, а через два дня – сдадут по 8,10, обожгутся и поймут, что на этом уже не заработаешь.

Так было в Польше, так было в Венгрии, и даже в соседней России. И пока наши люди не перестанут устраивать игру "куплю дешевле – продам дороже", цивилизованного валютного рынка мы не увидим.

– И как заставить население избавляться от валюты?

– Это уже пытаются делать НБУ вместе с правительством. Например, посредством выпуска долговых инструментов (ОВГЗ, казначейских обязательств), номинированных в валюте.

– Однако практика последних лет показала, что украинцы не очень охотно доверяют деньги такого рода активам…

– Пополнять госбюджет за счет средств населения нужно, и это правильный шаг. Но его успешность опять-таки во многом зависит от психологического фактора. Например, я помню свою бабушку, которая показывала мне облигации, выпущенные еще при Хрущеве, и рассказывала, как дедушке выдавали ими зарплату. Но при этом превратить их в "кэш" было невозможно.

Пока в памяти украинцев будут живы опасения, что их в очередной раз обманут – на их доверие рассчитывать не стоит. Поэтому как раз задача государства не просто объяснить, а доказать на практике, что те же ОВГЗ – надежны и максимально ликвидны, что облигацию можно в любой день вернуть в банк и получить обратно деньги вместе с заработанным доходом.

– Но не кажется ли Вам, что популяризация подобных инструментов создаст конкуренцию банкам, заберет часть их бизнеса?

– Действительно, не исключено, что со временем какая-то часть пассивов, которые мы сейчас привлекаем, "перетечет" в ОВГЗ или казначейские обязательства.

Но переход к более стабильным гривневым пассивам и наращивание кредитования не противоречит интересам банковской системы, и поэтому банки не обеспокоены такой конкуренцией. Мы понимаем, что нужно сокращать долларизацию экономики, и стратегически поддерживаем эту инициативу.



Коментарі

Додати коментар


Сашко

Дійсно, Надра Банк - це один небагатьох банків, яким вдалося вижити після такого удару кризи. Це заслуговує похвали. Але повернути довіру вкладників буде дуже непросто. Хочеться побажати звичайним рядовим працівникам терпіння, адже саме вони, а не керівництво, вислуховували від клієнтів "добрі слова" про банк

Читайте у розділі

Роман Шпек: Найскладнішим з урахуванням обсягів зовнішніх зобов’язань і стану економіки буде 2015 рік

Відео

Загрузка...

Тест-драйв

закрити
E-mail
Пароль
Також, ви можете авторизуватись через Facebook Facebook login

Якщо ви не зареєстровані, пройдіть цю просту процедуру.