Віктор Пинзеник: дефолт не обов'язково має відбутися

Світлана Крюкова, для РЕ

Цього тижня уряд закінчує підготовку державного бюджету на 2014 рік, який обіцяє бути рекордно-дефіцитним, а джерел погашення недостачі обмаль.

Про те, чому Україні вдалося уникнути дефолту в 2009 році, та чи може він відбутися наступного року, а головне – як його уникнути – "Реальна економіка" поспілкувалася з екс-міністром фінансів, заступником голови фракції УДАР Віктором Пинзеником.

До цього Віктор Михайлович тричі голосно залишав Кабмін, обіймаючи посаду віце-прем'єра. Останній раз він зі скандалом звільнився з посади міністра фінансів уряду Юлії Тимошенко.

Перейшовши в опозицію, він як кадрово так і інформаційно послабив шанси кандидата в президенти Тимошенко, а головне – уник відповідальності і не опинився за ґратами, як це трапилося з більшістю його колишніх колег по уряду.

"Я пішов після того, як було підписано кілограм макулатури – закон про бюджет 2009 року, з яким я був не згодний. Політик – це професійна діяльність, метою якої є пошук відповідей на запитання людей та суспільства. А не посада і вибори", розповідає він в інтерв’ю.

Відбулося це в розпал фінансово-економічної кризи, а рішенню колишнього міністра передувала докладна записка, що випадково потрапила на шпальти ЗМІ, де Пинзеник застерігав уряд від небезпек, характеризуючи причини та наслідки кризи в економіці.

- Вы предрекаете дефолт с 2010 года, однако вопреки заявлениям и прогнозам этого так и не случилось.

- Это Ваши слова. Я же говорил о перспективе, о том, что мы следуем дорогой, ведущей к очень опасным последствиям, одно из которых - дефолт.

- Вот видите, вы опять предрекаете дефолт.

- Пусть читатель сам рассудит, о чем я говорю. Дефолт - крайний и очень тяжелый вариант развития событий для любого государства, но тоже возможный, поскольку при постоянном наращивании долгов неминуемо наступит момент, когда кредиторы откажут в новых заимствованиях.

Особенно с учетом спада экономики, который происходит четвертый квартал подряд. И я пока не знаю, как правительство ожидает получить этот рост в следующем году. Дефолт не обязательно должен случиться. Но чтобы его избежать, нужны действия, а не постоянное наращивание новых долгов.

- К слову, премьер-министр Николай Азаров не так давно заявил, что к концу года правительству удастся обеспечить пусть небольшой, но рост ВВП, а в ближайшем будущем удастся выйти на профицит платежного баланса. За счет чего это может произойти?

- Причин для роста нет. Пока же на фоне опасной макроэкономической ситуации, сильной долговой бюджетной нагрузки правительство продолжает принимать опасные решения, угрожающие финансовой стабильности государства, например, запуск вексельной схемы погашения долгов.

А профицит платежного баланса, достигаемый за счет долгов, меня ни капли не радует.

- Правительство Греции и некоторые страны Прибалтики в свое время, чтобы избежать дефолта, пошли на решительный шаг и секвестрировали бюджеты. В украинском бюджетном законодательстве также прописан этот механизм, однако власть, чтобы не отпугнуть инвесторов и кредиторов не пользуется им.

- Для этого и не нужно специальных законодательных норм. Нужно желание Правительства. А желания нет.

- Но почему? Ведь это - легальный и удобный способ не формализовать антикризисный режим расходования бюджетных средств.

- Спрашивайте у правительства.

- Пока что мы берем интервью у вас.

- Любой человек, любая семья, любое государство должны руководствоваться простой логикой поведения: не хватает денег - ведите себя рационально, расходуйте на первоочередные цели.

Если сравнивать потребности человека в пище и одежде, то они неравноценны. В контексте бюджетных расходов тоже существуют неравноценные по приоритетности расходы.

К тому же в Украине есть масса нерациональных затрат, без которых можно обойтись даже при здоровой экономической ситуации.

- Если бы вы были министром финансов, проводили секвестр и сокращали расходы, то с чего бы начали?

- Я не вижу смысла говорить о том, что надо сокращать, когда правительство Украины даже мысли не допускает об этом.

- В таком случае, может, стоит наращивать расходы?

- О чем речь?

- Ряд экспертов считает, что для того, чтобы избежать очередной волны кризиса, дестабилизации платежного баланса необходимо наращивать госрасходы. По их мнению, увеличивая зарплаты и пенсии, государство тем самым стимулирует потребительский спрос внутри страны. Это - абсурдная точка зрения, или все же нет?

- Я не знал, что дыркой от бублика можно кого-то накормить. Наращивайте госрасходы, если у вас есть для этого ресурсы.

Возможно, это хорошее решение для стран, у которых есть такие возможности. И если бы Украина была страной с профицитным бюджетом, то можно было делать дополнительные расходы.

Но о каких дополнительных расходах может идти речь при бюджетной дырке в 100 миллиардов гривен? Профицит для нас - лишь мечта.

- В таком случае, возможно, нам стоит пойти по пути правительств Греции и Эстонии, которым в результате секвестра пришлось сократить не только число рабочих мест в бюджетной сфере, но и зарплаты госслужащим?

- Длительная жизнь Греции в долг привела к принятию драматических решений - уменьшению размера минимальной пенсии и заработной платы.

Было бы грустно скатиться до такого. Поэтому нельзя двигаться долговой дорогой. Пройдитесь по стране, и вы найдете немало того, что можно сократить.

- Возможно, стоит пройтись по социальным льготам, например, сократить особенно раздутые, как-то выплаты при рождении ребенка, которые, к слову, рекордно повысила власть, когда министром финансов были вы.

- Стране нужно, наконец, определиться с целями и понять, кого мы собираемся социально защищать, с кем готовы делиться?

Я готов жертвовать бедному человеку, но я не хочу делиться с богатым. Для меня ответ очевиден: государство должно поддерживать тех, кому живется хуже остальных, малообеспеченные семьи.

Однако социальная политика и выплаты в нашей стране не привязаны к доходам. Помогла ли социальная помощь при рождении ребенка моей семье?

- Точно в плюс, а не в минус.

- То, на что декларирована программа – нет. Потому что я не стал больше покупать ребенку, равно как и меньше. Мой ребенок спокойно вырастет и без этой помощи.

- Но ведь вы не станете отрицать, что повышение суммы пособия при рождении стало хорошим мотивационным фактором, и повлиял на улучшение демографической ситуации: по данным Госстата, в 2012-ом рождаемость в Украине была на самом высоком уровне с 1995-го года.

- Я знаю, от чего рождаются дети и это - не деньги! Я не говорю, что такая соцпрограмма не нужна. Но соцпомощь должны получать не все украинские семьи, а лишь те, кто в ней нуждается.

Для меня несколько десятков тысяч гривен (общая сумма соцвыплат при рождении первого ребенка. – "РЕ") тоже не лишние. Но правильно ли моей семье давать эти деньги?

- Напомню, вы сейчас критикуете собственное решение.

- Я не против данной программы соцподдержки, но она недоработана и должна быть увязана с доходами.

Как и все льготы, которые должны зависеть от доходов человека. Необходимо также прекратить использование цен в качестве инструмента социальной поддержки, как это сейчас происходит с газом.

- В зависимости от того, насколько у вас большой дом.

- Какая разница? Если я потребляю газ, который страна покупает по 400 долларов, то почему лично я не плачу ту же сумму. То есть если мне прекратят его дотировать - это сократит расходы бюджета.

Продуманная социальная политика должна следовать за прекращением "дерибана" средств при строительстве, закупках и тому подобного. Нужно установить прозрачные процедуры тендеров, закрыть дырки, позволяющие уходить от налогообложения.

- Считаете ли вы членов правительства Николая Азарова своими единомышленниками, ведь именно Азаров настоял на реализации вашей идеи о снижении налогового давления через снижение ставки налога на прибыль и НДС, расширения налоговой базы?

- Я не обсуждаю персоналии.

- Нас не интересует, какого вы мнения об Азарове, но важно, что вы думаете о том, как власть реализует экономическую политику по идеологии схожую с вашей.

- Вы о каком Пинзенике говорите? Может вы перепутали фамилии?

- Мы говорим о Викторе Пинзенике, который утверждает, что хорошая налоговая политика в той стране, где ставки налогов - низкие, база налогообложения - широкая, но при этом производится усиленный контроль за теми налогоплательщиками, которые уклоняются от уплаты налогов. Как раз все то, к чему стремится власть, разве нет?

- Может Вы перепутали государство? Да, налоги должны быть низкими. Но главное - низкие налоги являются следствием низких государственных расходов. Никогда вы не получите эффекта от снижения налогов без сокращения государственных расходов.

У нас же расходы лишь растут. И правительство не собирается их сокращать. База налогообложения должна быть не широкой, а полной. Иными словами, налоги должны платить все. Вы когда-нибудь слышали от меня предложения о каких-либо налоговых льготах кому-либо? А сколько таких предложений исходит от правительства?

- Но ставки налогов снижены, и будут снижаться, проводится детенизация экономики.

- Как, например?

- Правительство, например, добилось принятия закона о трансфертном ценообразовании, пролоббировало закон о ратификации конвенции между правительствами Украины и Кипра про избежание двойного налогообложения. Вам не обидно, что это произошло тогда, когда при власти - не вы?

- Повторюсь, вы опять, видимо, перепутали фамилии. Когда я говорил о новой философии контроля налога, речь шла совершенно о другом. Я имел в виду введение системы электронной автоматической обработки налоговых деклараций, без выезда налоговиков на место и без налоговых проверок.

Такая автоматизированная система позволяет весьма быстро выявлять "прорывы" в цепочке субъектов бизнеса и выявлять тех, которых нужно контролировать. К остальным забудьте дорогу. Разве есть какое-то продвижение в этом направлении?

- Конечно, есть. Миндоходов ввело систему электронного декларирования, на треть сократило время, которое нужно было тратить на ведение налогового учета, в результате чего Украина улучшила позиции в рейтинге Paying Taxes Doing Business.

- Мы говорим на разных языках. Единичные решения ничего не изменят. Нужны системные действия.

- Но ведь пазл складывается из множества элементов, нужно с чего-то начинать, да и вообще что-то делать, а не голословно заявлять.

- Но пазла нет! А элементы разбросаны невпопад.

- И тем не менее ратифицирована конвенция между правительствами Украины и Кипра об избежание двойного налогообложения, тогда как вы пять лет боролись за это, но так и не довели до конца.

- А откуда вы взяли, что я за такое решение боролся? Такого соглашения по Кипру я не хотел. Как и по трансфертному ценообразованию. Поэтому я не голосовал ни за трансфертное ценообразование, ни за решение по Кипру.

- А почему вы не голосовали по кипрскому законопроекту?

- Правительство так и не закрыло дырку. Например, продается украинский банк, и собственник его - украинский. Подлежит ли эта сделка налогообложению? Да. Если собственник из Британии - тоже подлежит.

Если же собственник находится на Кипре, то покупка банка налогообложению не подлежит. Правительственный закон о ратификации - способ увести от налогообложения огромные суммы. У меня складывается впечатление, что правительство и не хотело решить проблему Кипра.

- Вы можете конкретизировать ваш ответ?

- Я хорошо понимаю проблему для любого правительства. Кипру не нужен новый договор. Но я надеялся, что это нужно украинской власти.

Я рассчитывал, что правительство и его большинство поддержит мою инициативу денонсировать старый советский договор с Кипром и не утверждать подписанный.

Это открывало дорогу к подписанию нормального, стандартного соглашения. В 2008 году я использовал этот инструмент, когда переговоры зашли в тупик из-за нежелания наших партнеров подписать стандартное соглашение.

- Однако тогда, в вашу бытность министром парламент все-таки провалил денонсацию соглашений…

- Не голосовали как раз представители нынешней Партии регионов. И сейчас наши предложения денонсировать старое соглашение, отредактировать на выгодных условиях новое и принять его не были поддержаны партией власти. Я проводил консультации с участниками процесса от власти. К сожалению, решение проблемы их мало интересовало.

Дешевые деньги МВФ

- Международный валютный фонд заморозил сотрудничество с Украиной, правительство в свою очередь негласно отказалось выполнять взятые на себя обязательства проведения реформ в рамках программы stand-by. Возможно, Украине следовало бы перейти на формат так называемой безтраншевой формы взаимоотношений, как в Польше, когда МВФ присутствует, консультирует, однако денег фактические не дает?

- Польша получала так называемый "упредительный Stand-by" - право на деньги. А значит, в любой момент поляки могли реализовать это право, но не сделали этого. Не было нужды.

Независимо от источника нам займы нужны. Практика расходовать больше, нежели есть, продолжается и разрыв нарастает. А для этого нужно одалживать.

Существует и вопрос погашения старых долгов. При бюджетной дырке в 100 миллиардов гривен и около 100 миллиардов старых кредитов, которые нужно погашать в этом году, наша зависимость от займов очевидна. Поэтому от денег МВФ не стоит отказываться.

- Вы противоречите сами себе: с одной стороны вы против долгов, с другой – поддерживаете необходимость заимствовать у МВФ.

- Бюджетный дефицит - это текущие долги. Это нынешние грехи. Но есть еще грехи прошлых лет, прошлые бюджетные дефициты и накопленные долги.

Главная проблема - прекратить наращивать долг. Но проблема обслуживания старых долгов все равно остается и для этого нужны заимствования.

В ситуации, которую я описал, МВФ важен с трех точек зрения. Во-первых, фонд дает деньги дешевле, чем на рынке заемных ресурсов.

Во-вторых, отношения с валютным фондом являются сигналом для других кредиторов, ведь правительству все труднее получать кредиты. Немало аукционов по выпуску внутренних ОВГЗ - проваливались, спроса на правительственные бумаги не было.

- И третье?

- Ну, и конечно же МВФ требует реформ. Повысить цены на газ для населения - важный шаг, который необходим, в первую очередь, ну точно не валютному фонду.

Речь идет о том, чтобы сохранить по существу льготные тарифы для бедных слоев населения, но обязать платить тех, кто не нищенствует.

Как украинцам объяснить логику, почему бедное государство дотирует потребление газа далеко не бедным людям? Дотирование цен выгодно тем, кто больше потребляет. Необъяснимая думающему человеку политика.

- В 2008 году правительство приняло ряд антикризисных постановлений, определивших приоритет в финансировании бюджетных расходов по защищенным статьям и ограничивающих лишние траты.

- В условиях начала жесткого кризиса и нехватки средств, это было детально продуманное решение. Мы попытались ограничить расходы, ожидая жесткого удара финансового кризиса. Но это постановление касалось финансового 2008-го года.

- Со временем эти постановления фактически приостановили, внеся в них серию поправок. Возможно сегодня, перед выборами этот механизм ограничения мог бы оказаться полезным бюджетным инструментом?

- Такую необходимость должна ощущать, прежде всего, власть. А она ее не чувствует.

- Почему бы вам, в разгар бюджетного процесса-2014 не инициировать серию аналогичных антикризисных проектов, которые смогли бы ограничить ручное управление бюджетом со стороны правительства?

- Инициировать можно. И что? Сколько месяцев в парламенте тлеет мой законопроект о запрете казначейских векселей

Или о ликвидации неоправданных льгот депутатам, или о ликвидации налоговых льгот? Мы даже не можем поставить ни один из этих проектов в повестку дня парламента.

Я вел кулуарные переговоры по разным законопроектам. Я надеялся, что кому-то во власти это нужно. Оказалось - нет. Единственное, что удалось - затянуть на полгода принятие закона о векселях. Выиграли лишь время, в итоге - закон принят.

- Правительство, следуя договоренности с МВФ, в свое время провело пенсионную реформу, повысив пенсионный возраст для женщин. Никто не спорит, что в Украине существует сложная и обременительная система социального обеспечения: численность работающих граждан уже равна численности пенсионеров - 13,6 миллиона человек. Однако повышение пенсионного возраста коснулось около 150 тысяч человек и позволило сэкономить несколько сотен миллионов гривен. Это же не реформа.

- Как таковой пенсионной реформы не произошло, просто повысили пенсионный возраст. Пенсионная реформа должна была включать обеспечение единых правил назначения пенсий всем гражданам, то есть устранить аморальную систему специальных пенсий.

В такой реформе и вопрос пенсионного возраста воспринимался бы по-другому. Но от проблемы повышения пенсионного возраста не удастся уйти никакому правительству.

- Как тогда решить проблему дефицита Пенсионного фонда?

- Когда существует нехватка денег, то или повышают отчисления, или уменьшают выдачу денег, или уменьшают количество получателей.

Конечно, закрываются все дырки неуплаты кем-то налогов. Но ожидать чуда, что дырка само собой куда-то денется - это значит, жить и кормить общество иллюзиями.

- Эти три варианта в преддверии выборов - невозможны, и вы это осознаете. Зачем предлагаете?

- Да я ничего не предлагаю. Я констатирую факты, реалии. И как экономист хочу, чтобы их видел не только я. Потому что они требуют решения - для блага людей, для страны, независимо от того, все ли они понимают ситуацию и решения.

Наших политиков волнуют не люди, а выборы. Нужно думать о стране и о гражданах, и говорить о вещах, которые придется рано или поздно осуществлять, а не о тех, которые нужны для выборов.

- Чтобы перекрыть проблемы Пенсионного фонда, сегодня Госказначейство приостанавливает платежи по всем расходам, кроме защищенных, оставляя без средств местные бюджеты. Эта практика началась еще во времена премьерства Юлии Тимошенко, но сегодня приобрела больших масштабов. Как это изменить?

- Есть причины такого положения вещей. Что такое казначейство? Самый крупный банк в стране, который делает кассовое обслуживание госбюджета.

Предположим, вы приходите в банк, где у вас размещен счет с большим количеством денег. Вы хотите их снять, а вам их не дают. Почему? Потому что у самого банка нет денег, так как со счетов денег списывают больше, чем поступает.

Нехватка денег на счетах правительства - неминуемое следствие большого дефицита. На счет поступает значительно меньше денег, чем нужно расходовать.

Их где-то нужно взять. Это еще раз подчеркивает важность решения проблемы жизни без дефицита.

- В свое время Николай Азаров, который несколько раз принимал власть после вас, утверждал, что после того, как дважды принимал казну после правительства Тимошенко на счетах оставался мизер.

- У меня не было ни единого случая, чтобы кому-то не заплатили по причине отсутствия денег. В период, когда я возглавлял Минфин, остатки на казначейском счету составляли около 25 миллиардов гривен, что удалось сделать за счет правильного баланса между доходами и расходами.

Дефицит был небольшим. Сейчас же дефицит существенный. Для того, чтобы казначейство платило по счетам, остаток на едином казначейском счету должен составлять около 5-6 миллиардов гривен, а не миллионы, а то и тысячи, как это происходит сегодня. А самое главное - расходы должны соответствовать доходам.

- В бюджетной резолюции, которую Верховная Рада так и не смогла утвердить летом, заложены базовые макроэкономические параметры, которые лягут в основу госбюджета-2014 - 3% ВВП, инфляция 8,3%. Насколько вы оцениваете реалистичность этого бюджета?

- Бюджетная резолюция, как документ, ничего не означает - это что-то вроде набора поручений правительству, которые не являются и не могут являться указанием к действию. Все бюджеты и предшествующие им резолюции были разными документами.

Меня волнует в поданном документе намерение правительства иметь огромный дефицит и наращивать долг.

Проектом предусматривается дефицит в размере 3% ВВП. К этой цифре нужно прибавить 3% государственных гарантий, что является в наших реалиях ничем иным, как государственным долгом.

Добавьте к этой цифре часть "поступлений", точнее их отсутствия в виде бумажек = векселей. Страну ведут по нарастающей цифре дефицита. Ведь в текущем году она может достичь 100 миллиардов гривен. Потому что к первоначально заложенной цифре в 50 миллиардов постоянно добавляются новые расходы, а невыполнение доходов по году я оцениваю в 25-30 миллиардов гривен.

- Существует два традиционных для Украины источника погашения бюджетного дефицита - новые долги либо приватизация. По прогнозам министерства финансов, в следующем году поступления от приватизации в госбюджет могут составить 17 миллиардов гривен, что станет одним из источников финансирования дефицита. Как вам такой сценарий?

- При существующей бюджетной дырке это не принципиально. Это все равно, что считать деньги в топке.

- Повторная продажа "Криворожстали" в свое время помогла вам решить вопрос с дефицитом бюджета, что стало большим подспорьем для правительства.

- Мы говорим о разных вещах. Когда мы продали "Криворожсталь", напомню, за 24,2 миллиарда гривен, дефицит госбюджета составлял 7,9 миллиарда. То есть сумма, вырученная от продажи, была в четыре раза больше, чем дефицит бюджета.

Более того, поступления от продажи обеспечили покрытие дефицита в последующие два года. При доходах от приватизации даже в 17 миллиардов гривен и дефиците бюджета в 100 миллиардов проблему не решить.

- Если бы сейчас вернулись представители МВФ и согласились дать нам оставшиеся два транша. Вы бы пошли на то, что бы принять эти деньги, если бы были действующим Министром финансов?

- Вопрос не в том, дадут нам денег или нет. Для меня принципиально то, будет ли Правительство делать необходимые шаги.

Правительство до сих пор пытается склонить валютный фонд к его поведению в 2009 году, когда МВФ реагировал на ситуацию в мире, не допуская проблем, которые бы спровоцировали новую волну кризиса в Европе.

Сейчас ситуация изменилась. И ожидать, что кто-то даст деньги под "ничегонеделанье" можно очень долго.

- В свое время МВФ ставил одним из условий создание санационного банка. Это дань традиции или очередная попытка создания нового механизма?

- Да не было этого в требованиях МВФ и никто ни на чем подобном не настаивал. Это выдумки украинского правительства, которое создает новую схему распиливания денег.

Была идея рекапитализации - восстановление капиталов проблемных банков, но в Украине правительство не восстановило ни единого банка. Они как были больными, так и остались.

Не может стать санационный банк одной иголкой, через который бы пропустили все нити проблемных кредитов. Оздоровление банков требует других решений.


- Время от времени мы ходим на заседания бюджетного комитета…

- … Сочувствую.

- Там решения по бюджету принимает большинство, по договоренности с правительством. Какой должна быть позиция бюджетного комитета для того что бы бюджетный процесс был более эффективен?

- В отношении закона о бюджете - нужно менять правила его подготовки и принятия. Я считаю, что парламент не должен вносить изменения в поданный проект.

- Даже если правки от оппозиционных депутатов?

- Даже если от них. Депутаты могут подавать предложения Правительству, но сбалансированные изменения должны готовиться в Кабмине. Задача парламента сказать "да" или "нет" документу.

Но если голосуют "против" закона о бюджете, это должно вести к отставке Правительства. Нельзя постатейно голосовать за бюджет. Первая статья - это баланс бюджета, доходы-расходы, но баланса бюджета касаются и другие статьи.

Проголосовали за первую статью и утвердили, а пятую - провалили. Таким образом, валится весь баланс бюджета. Поэтому балансовый документ, каким является бюджет, должен голосоваться только в целом.



Коментарі

Додати коментар


Михайло

Пинзеник розмовляє українською, вступ до статті українською - чому інтерв’ю російською? Ідіотизм.

Vale!

Очень странный тон интревьюера, почти хамский. Респект Пинзеннику за терпеливое обращение с неподготовленным и невоспитанным журналистом!

Paul

А оппозиция, будучи при власти, пошла бы на такой шаг, как секвестрирование бюджета? Думаю, что нет. В свое время в самый разгар кризиса вместо того, чтобы применять антикризисные меры, они довели экономику страны до критической точки, а теперь пытаются давать советы. Легко махать руками после боя.

шарапов

Сколько Пинзеник не пинзенил о дефолтах и падении экономики, но ни разу этого не случилось. Наоборот расширилось сотрудничество в международной торговле, развивается экономика, укрепилась финансовая система… И тут этот хитрый фрукт подвякивает о несуществующих вещах.

Віктор Анчишкін

То при тобі міг бути дефолт, коли після закінчення твого управління фінансами бюджет був настільки дірявий, що не приведи Господь до такого повторення. Зараз хоч мовчав би, герой грабунків казни. Кажуть, що першими з корабля тікають щури. Ось так само колись і Пінзеник зробив, покинувши свою Юлю напризволяще. Але напаскудити встиг багато де. І на минулорічних виборах проліз до Ради. Такий слизький тип без вазеліну просковзне бедь-куди.

Арсений

Пинзеник – политик вчерашнего дня. Мало того, что у него случился конфликт с предыдущей командой, что равняется его неспособности вести политическую деятельность и идти на компромиссы, так он еще и прогнозы делает, которые имеют особенность не сбываться. Я в дефолт категорически не верю.

Читайте у розділі

Роман Шпек: Найскладнішим з урахуванням обсягів зовнішніх зобов’язань і стану економіки буде 2015 рік

Відео

Загрузка...

Тест-драйв

закрити
E-mail
Пароль
Також, ви можете авторизуватись через Facebook Facebook login

Якщо ви не зареєстровані, пройдіть цю просту процедуру.