Что именно скрывает скандал с реестрами? Документы

Реальная Экономика

Только за период с 2007 года по июнь 2009 года компания "Арт-Мастер" получила 126,2 миллиона гривен роялти, ООО "3 - Т" - 79 миллионов гривен.

Но выяснилось, что разработка программных продуктов для ведения реестров находилась в пределах 16-24 миллионов гривен, в то время как Госинформюст ежегодно тратил в 4 раза больше средств на авторские отчисления.

Начало октября стало настоящим катаклизмом для 18-ти государственных реестров, которые существуют в Украине: с 1 октября работа всех баз данных была заблокирована, и только несколько дней подряд их функционирования начали восстанавливать.

Министерство юстиции, пытаясь избежать большого общественного резонанса, списало коллапс на технические проблемы и сбои.

Но если причина блокировки реестров была настолько очевидной, так почему же расследование этой истории все же передано правоохранительным органам, а Генпрокуратура уже открыла уголовное производство?

И почему министр юстиции Елена Лукаш лично заявила, что ответственность за эту ситуацию на себя должен взять Информационный центр Министерства юстиции - именно от него зависит функционирование реестров, в работе которого аудит, инициированный два месяца назад, обнаружил около 20 нарушений и вероятность несанкционированного доступа к базам данных?

Дело в том, что история вокруг реестров имеет чрезвычайно "большой" хвост, который тянется еще с 1997 года. Именно эта дата стала отправным моментом создания Госинформюста, который должен был заняться созданием и технологическим обеспечением систем единых и государственных реестров.


Тем не менее вместо развития инфраструктуры эта организация создала схему, которая оказалась прекрасным механизмом для выкачивания денег из государственного бюджета.

Это не голословное заявление: в распоряжении "РЭ" есть завизированный силовыми министерствами и Кабинетом министров целый пакет документов, которые касаются деятельности Госинформюста и доказывают озвученный выше тезис.

И хотя эти документы датированы еще 2009 годом, но информация, которая в них содержится, во многом объясняет скандал вокруг реестров, произошедший меньше месяца назад.

Вообще, деятельность созданного Министерством юстиции предприятия, на первый взгляд, долгие годы казалась вполне законной. Еще в начале своей деятельности Госинформюст провел необходимые тендеры и заключил договора с двумя компаниями "Арт-Мастер" и "3 - Т".

О происхождении этих структур никто не знал, но условия сотрудничества между Госинформюстом и компаниями были довольно необычными. Вышеупомянутые структуры получили не только право на разработку программного и технического обеспечения функционирования реестров, а и, что самое главное, бессрочное соглашение на использование авторских прав на эти реестры.

Если говорить проще - фактически частные структуры сконцентрировали в своих руках полный доступ к конфиденциальным данным: начиная с договоров купли-продажи недвижимости, и заканчивая информацией юридических и физических лиц-предпринимателей, судебных решений, отягощений движимого имущества и многое другое.

К тому же, Госинформюст платил за использование реестров огромные роялти. Например, только в 2010-2013 годах их размер составил более 1,1 миллиарда гривен. Поэтому, вполне логично, что деятельностью Госинформюста, "Арт-Мастера" и "3 - Т" в конце концов заинтересовались. Одной из таких лиц стал Игорь Калетник, который в 2009 году занимал должность председателя Комитета Верховной Рады по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией.

Он разослал ряд запросов к разным ведомствам, требуя привлечь внимание к этой "не совсем святой троице".

Наиболее краткие выводы на эти запросы дали Кабинет министров и Генеральная прокуратура. По их мнению, имеющихся данных недостаточно, чтобы выдвигать какие-то обвинения и привлекать компании к ответственности, необходимо провести дополнительные экспертизы.

В заключении Счетной палаты, которое есть в распоряжении "Реальной экономики", значится, что ревизия деятельности Госинформюста не входит в компетенцию этого органа. В то же время, СП указывает, что Министерство юстиции нарушило законодательство, создав такую структуру, как информационный центр, поскольку перевело непосредственно с себя функцию создания реестров.