Що Україні дасть зона вільної торгвлі з ЄС. Продовження

2 частина, першу частину - дивіться тут.

Стоит ли Украине подписывать соглашение об ассоциации с ЕС? Своим мнением на эту тему поделится Алексей Молдован, экономист центра антикризисных исследований. В последнее время в прессе очень много дискуссий на тему ассоциации с ЕС. Стоит ли эта проблема таких дебатов , которые сейчас разворачиваются в обществе?

Алексей Молдован: Безусловно, стоит, потому что дело не в самом договоре, а столько в том, что государство сейчас делает определенный шаг, и назад вернуться нельзя. Если мы подпишем договор об ассоциации, то мы должны будем следовать дальше европейскому курсу, и двигаться в направлении полного присоединения к ЕС, то есть полной интеграции в ЕС.

Это решение является принципиальным для Украины, от него зависит дальнейшая судьба и будущее страны.

Александр Спасиченко: Давайте пройдемся по тексту соглашения, которое мы должны подписать. Все спорят, но его мало кто читал. Самый крупный раздел - это раздел, который касается торговли. Очень много слов о снятии различных торговых барьеров. Например, не должно быть вообще экспортных ограничений, в импорте также ограничения снижаются. Как Вы считаете, это правильная тенденция, или как считают патриоты, нужно защищать национального производителя?

А.М. В современной экономике нет понятия "национальный производитель". Если в наше автомобилестроение придет немецкий капитал, от этого украинская экономика только выиграет, это будет импульс для развития. Говорят, что будут деньги выходить из Украины, так они и сейчас выводятся украинским капиталом. По сути, поменяется только менеджмент, и в этом я вижу только плюс. Потому что, если будет прогресс в развитии технологий, соответственно будет увеличиваться производство, и мы ничего не потеряем в рабочих местах, или в инвестициях. Что касается снятия ограничений для украинских предприятий, то это одно из очень дискуссионных утверждений, потому что их и сейчас не очень много. Главным ограничением для украинских предприятий является низкая конкурентоспособность товаров. Это ключевой барьер. Поэтому даже если мы снимем тарифные, регуляторные, налоговые ограничения, если украинская экономика не будет развиваться, предприятия не будут совершенствоваться, а они уже отстали от европейских конкурентов, то зона свободной торговли будет играть против них, придут европейские товары, а украинские конкурировать не смогут.

А.С. Этот момент самый интересный, потому как сторонники позиции защиты украинского производителя говорят о том, что нахлынут товары, экономика разрушится. Если мы задумаемся, для чего нужна экономика, для удовлетворения потребностей потребителя. В данном случае потребитель должен быть основой. Если мы говорим, что у нас продукт плохой, а с Европы придет продукт хороший, то потребитель будет в выигрыше в любом случае.

А.М. Современная экономика ориентирована, прежде всего, на потребителей. Богатое государство – это когда каждый гражданин богатый человек. А не правительство обладает колоссальным финансовым ресурсом. Поэтому с этой точки зрения приток европейских товаров качественных, по более низким ценам, улучшит благосостояние Украины. Но в тоже время необходимо сохранять баланс между индивидуальными интересами, и интересами общественными, потому что бесконтрольный приток иностранных товаров может подорвать макроэкономическую стабильность в стране, и это выльется в негативные последствия для всех. Если наша финансовая система не выдержит колоссального оттока валют, который будет связан с увеличением импорта, будет девальвация национальной валюты, и соответственно подорожание импорта, поэтому необходимо взвешено подходить к этим вопросам. Здесь нецелесообразно ставить барьеры, тарифы, что сейчас делается. Но с другой стороны, в Польше, Словакии, у наших соседей, созданы специальные льготные условия для бизнеса, для автомобильных корпораций, высокотехнологических предприятий. Так называемее специальные экономические зоны. В Украине был опыт создания таких зон, но он не самый позитивный. То, что было до 2005 года - было много негатива, но за теми несколькими скандалами, когда в Украину ввозились товары, которые имеют очень посредственное отношение к экономическому развитию, к сожалению, на второй план ушли позитивные результаты. Потому что эти специальные экономические зоны дали возможность некоторым территориям развиваться. То, что мы неправильно использовали инструмент 2005 года, не свидетельствует о том, что он неэффективный.

А.С. А что поменяется? То есть проблема не в территории, а в людях, которые контролировали эти территории.

А.М. Тем не менее, мы не можем не считаться с тем, что в Словакии, Польше, эти специальные экономические зоны существуют и существенно снижают себестоимость продукции, поэтому в случае создания зоны свободной торговли, европейские производители с восточных стран будут автоматически находиться в более выгодном положении. И Украина в этом случае должна разработать собственные механизмы, которые позволили бы выровнять позицию украинских производителей. Если в Словакии автомобильные корпорации имеют колоссальные льготы в рамках ЕС, то Украина должна придумать и разработать свои льготы, но только инвестиционные льготы для своих автопроизводителей, чтобы хотя бы сохранить позиции.

А.С. Это не будет противоречить условиям соглашения?

А.М. Поскольку такая практика применятся в Европе, в определенной мере она разрешена нормами СОТ, то Украина способна нормально выставить эти фискальные стимулы. Действительно, есть некие ограничения на помощь, но, тем не менее, есть и инструменты, которые вписываются в принципы рыночной экономики, функционирования ВТО, и не противоречат европейским нормам.

А.С. В соглашении нельзя подробно описан момент на счет помощи, и там очень много раз повторяется тема, что нельзя субсидировать бизнес. То, что у нас сейчас делается. Из бюджета, из местных, государственных. Идут прямые субсидии предприятиям. Эти вещи должны будут уйти в прошлое?

А.М. Да, тут Европа ставит жесткие требования к нам, хотя могу назвать 5 стран из ЕС, которые не пользуются фискальным инструментом поддержки экономики. Это Швейцария, Швеция, Финляндия, Германия, и еще 2 скандинавские страны. У них нет системы налогов и льгот, но тем не менее , там есть инструменты прямой бюджетной поддержки.

Подавляющее большинство европейских стран используют фискальные инструменты поддержки целых отраслей экономики, и используют свободные экономические зоны, где помимо налогов и льгот существует система прямых бюджетных дотаций на поддержку предприятий.

В Словакии в этих зонах находится автомобилестроение. В Польше эти компании находятся в общем режиме налогообложения, но, тем не менее, с помощью европейских структуральных фондов, налогов и льгот по местным налогам, например, налог на недвижимость, они имеют набор определенных фискальных льгот.

А.С. Если принять в чистом виде все требования, которые выдвигает нам ЕС, то могут быть правы люди, которые опасаются разрушения некоторых отраслей нашей экономики?

А.М. Договор об ассоциации зоны свободной торговли с ЕС - это только платформа, возможность для Украины получить дополнительный экономический стимул. Но в том виде, в котором он сейчас, действительно ставит украинских производителей в неравные условия, за исключением нескольких отраслей, которые в Украине уже освобождены от налога на прибыль, например, платы НДС, но в целом, Украина должна сделать следующий шаг, и разработать адекватные компенсирующие механизмы для украинских производителей. Хотя бы по тем товарам, которые имеют льготное налогообложение в европейских странах.

А.С. Это требует немало времени, по тексту на некоторые изменения отводится 50 лет, в частности, на снятие торговых барьеров, это не в один момент же произойдет.

А.М. Безусловно, европейцы очень осторожно подходят к защите своих торговых интересов, и Украине нужно бы занять тоже более жесткую позицию. Потому что сама зона свободной торговли - только промежуточный этап. Если в этом соглашении нет конечной цели для Украины - присоединение к ЕС, то возникает вопрос, насколько это выгодно для Украины. Поэтому речь не идет о том, чтобы отказываться от этого вектора интеграции, а о том, чтобы более жестко защищать собственные интересы. Если Украина берет на себя такие значительные ограничения, в том числе отказывается от фискальной поддержки отраслей, открывает рынок для европейских производителей, которые заранее являются более конкурентоспособными, имеют льготные преференции, соответственно, Украина имеет право адекватно выставлять жесткие условия, хотя бы к тому, чтобы иметь шанс в конечном итоге присоединиться к ЕС. Потому что для тех стран, которые подписывали договор об ассоциации, выполняли жесткие требования, для них были предусмотрены жесткие компенсирующие механизмы после вступления в ЕС. Например, поляки пошли на договор об ассоциации, они отказались от фискальной поддержки на определенном этапе отраслей, они выровняли свое налоговое пространство, они открыли рынок, тяжелая промышленность пострадала, ее сейчас практически не существует. Но взамен, после присоединения к ЕС, они получают существенную бюджетную помощь с европейского бюджета. Например, ежегодно поляки с европейских фондов получают дополнительно к своим доходам 70-80 миллиардов гривен. В таком случае, безусловно, нужно идти на определенные жертвы, и это компенсируется, потому что средства с европейских фондов, как правило, идут на инвестирование науки, экологии, энергоэффективные высокотехнологические производства, и ,безусловно, за счет этого Польша преодолела тот урон, который она получила при подписании договора об ассоциации, при выполнении жестких европейских норм. Украина же пока в перспективе ничего от Европы не получит, за исключением возможности быть представленными на рынках ЕС, что очень незначительное преимущество.

А.С. С другой стороны, что происходит сейчас, в Европе, какие проблемы с наполнением бюджетов стран ЕС, есть сомнения, что будут выделяться большие деньги таким странам, как Украина. Им бы свои проблемы решить с греками.

А.М. Есть проблемы в ЕС экономического плана, они преувеличены, противники евроинтеграции Украины раздувают эту проблемы. Да, есть временные конъюнктурные, финансовые проблемы в некоторых странах, но, тем не менее, в Европе качественный рост - обновляется производство, фиксируется производство на новый технологический уровень. Я думаю, что по мере преодоления этих проблем, Европа выйдет более сильной с этого кризиса, продолжится процесс устойчивого развития, поэтому в Европу стремиться надо. Но нужно отдавать себе отчет, что европейцы не особо заинтересованы в поддержке своих соседей. Максимальную поддержку ЕС оказывает тем странам, которые либо уже являются членами ЕС, либо имеют четкую перспективу вступления в ЕС. Иначе, нет смысла инвестировать в эти страны.

А.С. Вы говорите, что эти проблемы имеют временный, циклический характер. Посмотрев на состояние бюджета и государственного долга некоторых стран ЕС, то кажется, что это не временный, а бесконечный процесс замещения одного долга другим долгом, и финансирование бюджета за счет новых займов.

А.М. Это нормальная практика, Украина пошла по другим стопам, потому что европейцы, как правило, четко разграничивают заимствования для капитальных расходов, и заимствования покрытия текущих кассовых разрывов. Европейцы же этот инструмент используют больше для стимулирования экономики. Поэтому, как только немного ситуация в экономике улучшится, то и ситуация с госдолгом также улучшится. В связи с длительностью кризиса, задолженность по отношению к ВВП действительно перешла все критически допустимые отметки. Но, тем не менее, это позволяет Европе понемногу наращивать рост ВВП, отказываясь от повышения налогов, от сокращения государственных расходов, образуя дефицит, но, тем не менее, это правильный подход в контексте антикризисных мер. Хороший пример Эстонии, которая в 2007 году, в начале кризиса, отказалась от бюджетных механизмов, фискальных механизмов стимулирования экономики, стремилась к сбалансированному бюджету, минимизации долговых обязательств, и получила больше 10 % спада. Те же государства, которые финансировали антикризисные меры за счет увеличения госдолга бюджета, они сейчас показывают более быстрые динамики восстановления экономики. Поэтому, речь идет не о том, эффективен ли этот механизм, или нет, и эффективно ли это сказывается на экономическом развитии, а о том, каким образом используется этот долговой механизм.

А.С. Чтоб до конца разобраться, выгодно ли Украине подписание договора об ассоциации, мы не можем обойти кому конкретно выгодно, а кому не выгодно. Почему это выгодно Европе?

А.М. Безусловно, Европе выгодно, потому что Украина является достаточно объемным рынком. Есть и геополитические соображения, чтобы удержать Украину в русле проевропейского развития.

Что касается Украины, здесь выгод существенно меньше. И если не будет дано перспективы, что Украина имеет шанс при выполнении всех условий полноценно интегрироваться в ЕС, то Украина как государство от этого договора проиграет. Будет несколько мелких отраслей, например, пиво котируется, выиграет украинский потребитель, потому что будет приток качественных европейских товаров. Но если мы не будем поддерживать собственного товаропроизводителя, то в длительной перспективе и это сыграет против украинских потребителей.

Возникнет колоссальный платежный дефицит, давление на национальную валюту, и в конечном итоге проиграют даже потребители. А в периоде 2-3 лет, украинские потребители ощутят выгоду.

А.С. А украинский крупный бизнес? Не секрет, что олигархи влияют на принятие решений в стране, в ТС они тоже не очень хотят вступать.

А.М. Предполагалось, что украинским финансово-промышленным группам более выгодна интеграция с ЕС, поскольку в ТС находятся их прямые конкуренты, и там нет рынка для сбыта продукции. Там и россияне проводят политику поддержки местного производства и импортозамещения. Поэтому, сказать, что ТС позволит увеличить обороты - невозможно. В это же время в ЕС тоже нет для них рынка, поскольку та продукция, которая производится украинскими промышленными группами, не является конкурентоспособной, она идет на азиатские рынки, и пока есть только попытки выйти на европейские рынки, но их еще недостаточно. Единственное, что может заинтересовать украинские ФПГ в европейском направлении – это возможность работать по цивилизованным рыночным нормам, это то, что предлагает Европа. Я думаю, что здесь заинтересованность не столько экономическая, сколько для развития собственного бизнеса.

А.С. В какой-то мере имиджевая? Им надо дешевые кредиты привлекать, может это поможет?

А.М. Я думаю, что сейчас нет проблем с привлечением кредитов, но как перспектива - чтобы в Украине сформировались цивилизованные рамки ведения бизнеса. Это действительно, то, в чем может помочь европейская интеграция Украины. Потому что вопреки комплексу проблем в европейских странах, экономика рынка у них отлажена очень хорошо, и принципы рыночной экономики там работают не на бумаге, а на деле. И в спорах между государством и производителем, рыночные принципы лежат в основе принятия решения. Там суть важнее формы. Если декларация, что мы придерживаемся рыночной экономики, то там действительно эти принципы защищены, и поддерживаются всеми странами. И тем более европейскими союзными органами, которые тщательно следят, чтобы не было попыток создать конкурентные преимущества нерыночными методами.

А.С. Там есть раздел, касающийся госзакупок. У нас пример, когда госзакупки по завышенным ценам, без конкуренции, договор об ассоциации предполагает, чтоб все было рыночным. И многие, кто зарабатывает на этом, пострадает.

А.М. Думаю, что здесь Украине вряд ли удастся достичь существенного прогресса, потому что несмотря на эти подписанные обязательства, они по сути никем не будут контролироваться. Даже сейчас, у славянских членов ЕС есть проблемы с госзакупками. Существенного прогресса в этой сфере можно достичь при полноценной интеграции в ЕС. Когда приезжает европейский комиссар, и действительно контролирует то, как были потрачены бюджетные деньги. Европейские чиновники денег не берут, а если и берут, то очень дорого стоят, и случается это единично. Эта практика продиктована тем, что большинство крупных инвестиций национального масштаба финансируются с европейских структуральных фондов. В связи с этим, европейские чиновники имеют право контролировать эффективность использования этих денег. То, что мы недавно наблюдали в Польше, когда такими теневыми механизмами были распределены заказы при строительстве дорог, которые финансировались европейским бюджетом. Проект прикрыли, до разбирательства обстоятельств, как так получилось. И с этого началась культура борьбы с коррупцией, когда те славянские страны, которые в 90-х годах была такая же ситуация, как и у нас, такой же уровень коррупции, такой же беспорядок в сфере госзакупок, после вступления в ЕС, когда они начали получать деньги с бюджета, но они обязаны были отчитываться, а европейские чиновники строго проверяли эффективность использования этих денег, с этого момента начался порядок. Сначала это касалось только европейских денег, после этого культура такого госуправления, этот менталитет начал распространятся и на другие сферы, и сейчас в этих странах нет таких колоссальных злоупотреблений по сравнению с Украиной. Всегда есть коррупция, но она не настолько значительна, чтобы говорить о том, что она кардинально влияет на экономическое развитие страны. Госзакупки очень важны, тем более в условиях кризиса, когда три остальные составляющие спроса стагнируют,то только госзакупками можно стимулировать экономику. Но если существенная часть этих денег будет уходить в тень, то это будет стимулировать инфляцию, все что угодно, но только не экономическое развитие.

Украине не стоит прибегать к повышению налогов, фискального давления, достаточно бы навести порядок в госзакупках, и государство получило бы сильный ресурс, чтобы профинансировать все программы и обещания.

Например, сейчас президент поставил задачу найти дополнительные источники финансирования.

Это один из наибольших источников доходов, которые можно получить, наведя элементарный порядок в госзакупках.

А.С. Возможно ли одновременно иметь зону свободной торговли с Европой и Россией?

А.М. Это исключено. И люди, которые пытаются навязать точку зрения, что надо и с теми, и с теми сотрудничать, лукавят. Украина единственная страна во всем центральном и центрально-восточном европейском регионе, которая еще не возобновила свою экономику после 90-го года. Это свидетельствует о том, что она не туда двигается. У нас ВВП сейчас около 75 % от 90-го года. Хотя у других стран уже 130-140. Это свидетельствует о том, что кризис прошел, экономики вышли на новый качественный уровень, и развиваются, а Украина все еще в стагнации. Я убежден, что ключевая причина стагнации – это отсутствие утвержденных рыночных правил ведения бизнеса, это то, что может обеспечить Украине интеграция с ЕС, это главный фактор. Ради этого стоит продолжать направление в этом векторе. Но необходимо учитывать те риски, они существенные, в том числе, повторюсь, связано это с тем, что украинские предприятия попадают в нерыночные условия, потому что наши соседи существенно поддерживают и экспорт, и национального производителя, в том числе с помощью налоговых льгот. У нас этих механизмов нет. При том, что украинская продукция сама по себе сейчас отстает в развитии. Поэтому договор об ассоциации и зоне свободной торговли – это только база и возможность, и все зависит от того, как Украина сможет воспользоваться этим договором.

А.С. Мы видим, что последователь и сторонник евроинтеграции Алексей Молдован указал нам на массу проблем, которые нас ждут при подписании договора об ассоциации с ЕС. Поэтому нужно быть объективными, и не бросаться в крайности, и искать где-то белое, где-то черное, а последовательно отстаивать интересы Украины.

Інше відео

ГОЛОВНЕ на 24 січня 2022, 6:52

Грабувати, охороняти чи торгувати?

Загрузка...

Тест-драйв

закрити
E-mail
Пароль
Також, ви можете авторизуватись через Facebook Facebook login

Якщо ви не зареєстровані, пройдіть цю просту процедуру.