Аналітик Унікредиту: після асоціації з ЄС курс долара стане менш актуальним

Александр Спасиченко : Читая ленты аналитических комментариев, мы видим, что, наверное, каждый второй из них касается курса гривны. Каждый эксперт пытается спрогнозировать - гривна упадет, или вырастет. Утомляет не то, что комментариев слишком много, а то, что они не соответствуют действительности. За этим стоит либо банальная некомпетентность, либо попытка исказить реальность. Об мы поговорим с аналитиком “Unicredit” банка Тантели Ратувухери.

Вчера появилась новость о том, что Россия планирует перевести Украину на предоплату по газу, и сразу пошли комментарии экспертов, в первую очередь российских, что это ударит по курсу гривны. Как вы считаете, это адекватное опасение?

Т.Р.: Не думаю, потому что оплата газа идет месяц в месяц. И соответственно брать месяцем раньше – месяцем позже, все равно те же самые деньги.

А.С.: Просто нужно будет закрыть кассовый разрыв?

Т.Р.: Даже не думаю, что будет кассовый разрыв, потому как мы все знаем, что газ в Украине оплачивается в долларах, датируется правительством, и соответственно особой проблемы и разрыва не будет. Расчет на то, что газ, который завозится, будет лишним, тогда да, будет кассовый разрыв. Но Украина сейчас лишний газ не завозит, наоборот сокращает. Поэтому особого влияния на гривну это не будет иметь.

А.С.: Как всегда, мы видим политически окрашены комментарии?

Т.Р.: Тут шум, потому что шумовой эффект делать нужно, а вот на курс это никак не повлияет.

А.С.: Мы не раз видели, что на валютном рынке возник какой-то скачок, а Нацбанк своими интервенциями его погасил. И спрашивая аналитиков, они отвечают, что это закупка доллара для “Нафтогаза”. Почему так происходит? Почему доллар покупается на последнем моменте? Или здесь тоже аналитики не совсем понимают ситуацию?

Т.Р.: Действительно, было, когда закупка доллара “Нафтогазом” для оплаты российского газа сопровождалась скачком на рынке. В последний момент, потому что именно в момент оплаты, уже по курсу делается конвертация. В момент, когда надо переводить деньги. Заранее нельзя делать, по законодательству нужен определенный срок. Поэтому эти скачки идут во время оплаты. Но думаю, проблема не в том. Кстати, вот последний год такие скачки уже почти не происходят. “Нафтогаз” фактически ушел из рынка. И платежи идут непосредственно от банка, и прямо на Россию. Соответственно, банки уже не делают ситуации, что выходят в последний момент на валютную биржу специально для “Нафтогаза”. Не провоцирует лишних домыслов и спекуляций. Такие скачки не только “Нафтогаз” провоцировал. Потому что, во-первых, не стоит забывать, что тогда очень высокими были покупки валюты населением и другими лицами, и эти сопровождающие, или, скажем, под прикрытием операции “Нафтогаза” тоже имели место. Хотя, действительно, говоря, что курс пошел, потому что население бегает за валютой, но если внимательно посмотреть, то это уже не столько население, сколько те, кто имеют большую возможность, чем население у своих частных.

А.С.: Есть сомнения, что среднестатистический украинец в Украине имеет насколько колоссальные резервы чтобы скупать доллары и дергать курс. Кстати. Насчет населения. Так или иначе падения курса не будет, если люди не будут верить в это. Но в последние время, по новостям из США о предполагаемом дефолте, это пошатнуло уверенность украинцев в доллар?

Т.Р.: Да, более того, в самом деле, в Украине частные лица, чтобы не обобщать все население, есть контингент влияния, и в большей части , которые работают со своими деньгами на рынке активно следят за ситуацией на нем, и даже уже не реагируют мгновенно, изо дня в день. Есть контингент, который уже в начале зимы предполагая, что к весне будет какая-то ситуация, начинает перебрасывать свои сбережения туда-сюда.

А.С.: Такие люди хранят деньги в наличке?

Т.Р.: Они хранят деньги на счетах, но момент перевода, соответственно влияет на курс. Поэтому если взять сейчас ситуацию в США, то с одной стороны да, у людей пошатнулось доверие к доллару, а с другой стороны, еще в начале лета уже.

А.С.: Люди не склонны видеть тенденции, они видят, когда уже все раздуто?

Т.Р.: Это на уровне мелких текущих операций – да. А те, которые работают с большими собственными деньгами, то, что сегодня называют частными, которые действительно расшатывают, те люди заранее знают, что это будет. Другое дело, что могут выбрать ситуацию, когда проводить этот обмен наиболее выгодно. Но с другой стороны, когда сейчас пошатнулось доверие к доллару, то может, сейчас уже начинают снова скупать доллар.

А.С. : Уверенность в долларе – это одно. Но ведь стабильность гривны базируется на долларе. Основные золотовалютные резервы Нацбанка, все равно долларовые. То есть, золота не так много, других валют не так много, в основном активы так или иначе связаны с долларом. Может ли быть такая ситуация, что с долларом проблемы, а с гривной все хорошо? Мне кажется, это исключено, потому что основой стабильности гривны, фактически является доллар.

Т.Р.: В принципе, такая ситуация возможна, но только при изменении валютного режима. Скажем, если принимается решение, о том, что гривна больше не будет привязываться к доллару, то вполне возможно самостоятельное движение гривны по отношению к доллару. Или если принимается решение изменения привязки, например, недавно оговаривалось смена привязки гривны, уже привязать хотят не только к доллару, но и к корзине валюты, как в России это происходит. 2-3 валюты, или больше. Или просто поменять структуру баланса валют в корзине привязки к гривне, потому что сейчас доллар преобладает, и снизить часть доллара – уже это даже может объяснить определенную самостоятельность гривны по отношению движения доллара, и соттветственно, движение других валют.

А.С.: А реально ли все это? Или только на уровне обсуждения аналитиков?

Т.Р.: Это реально, и даже может быть, необходимо. Понятно, что большая часть внешне операционных платежей идет долларом. Но есть предварительная оценка, что нынешний курс гривны не совсем отражает баланс между денежными потоками. Условно говоря, сколько идет в долларах, сколько в евро и т.д.

А.С. : У нас ведь 100% он привязан к доллару. Складывается ощущение, что мы только в долларе и торгуем, но на самом деле это не так.

Т.Р.: Да, поэтому корректировка должна быть зависимо от весов. В этом отношении спокойно можно сказать, что рубль должен иметь немного больше веса.

А.С.: Рубль – все же есть резервной мировой валютой.

Т.Р.: Не резервный, но учитывая, что у нас треть торговли с Россией, то каким-то образом нужно это учитывать еще и позицию рубля.

А.С.: Все равно сейчас мы говорим об искусственном курсе. Какие-то идеалы свободной рыночной экономики плавающий, а точнее полностью свободный курс, это фантазия, либо для Украины это в будущем возможно?

Т.Р.: Абсолютно свободный курс нет, это невозможно, фантазия, потому что нигде в мире, Национальные банки всех стран, таким образом, влияют на курс. Есть для этого даже классические инструменты, как управлять курсом. Другое дело, у нас проблема другая. Если в Европе евро является единственной валютой, которой они управляют, у них нет разделения между внешним и внутренним курсом. Или в США доллар есть доллар, что внутри, что внешне. Нам же приходится производить такую корректировку между внешним и внутренним, за счет этого, у нас просматривается большие волевые усилия, политика, большее управление курса. Но сегодня мы четко видим, что Нацбанк использует те же самые инструменты, что и банки западных стран с корректировкой на нашу экономическую ситуацию.

А.С. : То есть, если у них есть какой-то коридор движения валюты, то у нас жесткая привязка?

Т.Р.: Да, и соответственно нам приходится, с учетом того, что мы не эмитируем эти валюты, то, понятное дело, что нам приходится еще и управлять резервами.

А.С.: Раз уж мы пришли к выводу, что курс – это дело скорее не экономическое, а управляемое, то необходимо понять, какие группы интересов существуют. Есть группы интересов за стабильный курс, и есть те, кто желают его снижения. Это, наверное, экспортеры, в первую очередь, может, другие участники рынка.

Т.Р.: В этом случае да, традиционно экспортеры, фактический даже сегодня уже есть необходимость немного пересматривать эту установку, потому что она устоявшая. "Экспортерам нужна дешевая гривна". Допустим, один из вариантов пересмотра – это то, что пересмотр ли низкий курс может только временно помочь экспортерам, как это было в 2008 году – сначала помогло, а потом были проблемы. И вторая часть, тоже большая, которая заинтересована в определенных колебаниях. Это чисто денежные трейдеры, которые зарабатывают на обмене и перекачивании валюты, выдачи кредитов, вкладов в облигации, евробонд, и все это "туда-сюда". Этот контингент тоже, в зависимости от конъюнктуры, потребностей, заинтересован то в повышении гривны, то в понижении.

А.С. : Я не раз слышал мнение, что банковская система при определенном курсе рухнет, в виду того, что есть большая привязка к доллару, их активов – пассивов, и так далее. Все это привязано к тому, что если курс будет, по разным оценкам, 10, или 11, так и говорят, что банковская система рухнет. Это правда, или тоже спекуляции?

Т.Р.: Там действительно на сегодня большая часть депозитов населения в валюте. Если рухнет курс гривны…Помните ситуацию, когда пересмотрели курс, это ударило по ипотечным портфелям. И до сих пор боятся в ипотеку даже совать нос. Банки еще не вышли с этого состояния. Это первая ситуация такая. Второе, в последние 2-3 года такое было, обычно это происходит осенью. Как только гривна начинает двигаться вниз, население быстро забирает свои гривневые депозиты. И превращает в доллар.

А.С. : В последнее время растут именно гривневые депозиты, получается, что пока ставки высокие по гривне, люди вкладывают в гривневые депозиты. Потому что многие банки предлагают действительно сумасшедшие ставки. Но чуть начнется движение, люди начнут на доллар менять. Это одно дело, думаю, здесь банки сумеют как-то сбалансировать, например, ставки снизить по пассивам. А что касается активов? Те долларовые кредиты, которые пока еще есть на балансах банков, их достаточно много. Ведь очевидно, что при росте курса большинство должников перестанут платить. Это, мне кажется, главный удар для банков?

Т.Р.: Нет, не только. Бегство депозитов для банков это проблема ликвидности, неспособности выдачи новых кредитов, соответственно проблема неспособности вернуть еще депозиты, и осуществить обязательства по депозитам.

А.С.: Для этого Нацбанк начинает всех подряд рефинансировать,

Т.Р.: Да, начинает рефинансировать, но уже будут действовать более широкие макроэкономические рамки. В том числе, если опасения насчет инфляции, розничного рынка, скажем так, не опустошаются ли полки магазинов, условно говоря.

А.С.: Как показывает опыт, у нас все смотрят на потребности конкретного момента. Надо спасти банк – спасают банк, а потом решают проблемы, которые с этим могут быть. Во всем мире мы видим, банки помогают всем, кому надо, но в принципе инфляция в уме есть, но это, скорее второго порядка вопрос.

Т.Р.: Это классика, стандарт мировой. И есть голоски, которые пытаются предоставлять альтернативу. Не поддерживать уже рухнувшиеся структуры, или обанкротившиеся предприятия, или неэффективные, а попытаться воспользоваться ситуацией, и наоборот перестраивать рынок и экономику. Более преобладает мышление, что "слишком большой, чтобы рухнуть" . Даже в Украине есть несколько банков, которые считают, что нельзя отдать на откуп судьбы, потому что рухнет вся финансовая система. Там не просто эффект домино, а своим падением они могут потянуть всю экономику вместе с собой. В мире именно этот менталитет и преобладает. В прошлом году был составлен список глобальных банков международных, которые нельзя обанкротить.

А.С.: Вернувшись к нашей основной теме – это валюта, все же, мы понимаем, что проблемы аналитиков, которые предполагают падение или рост курса, в чем они? Эти люди пытаются прогнозировать на основании экономических категорий – внешний долг, платежный баланс, резервы Нацбанка. А на деле получается, что мы должны брать совсем другие факторы – это влияние заинтересованных лиц. Я правильно понимаю ситуацию?

Т.Р.: Есть такой фактор. Но скажем так, наверное, это мое последнее наблюдение, влияние заинтересованных лиц, связано с тем, чтобы сгладить движение и колебание курса, делать его более-менее прогнозируемым. То, куда курс пойдет, не остановишь. То есть, до поры до времени можно держать. Даю конкретный пример, последний год-два, практически мы не видим сильных скачков на валютном рынке. При этом мы не можем сказать, что гривна совсем сильная, или укрепляется. Но эти скачки, смотрим на предыдущие сильные рывки, заканчивалось тем, что идет выравнивание, и общий тренд, или долгосрочный, все равно остается один и тот же. В результате, в 2011 году Нацбанк сгладил летнее усиление гривны. Они это смягчили, и после этого не было сильного рывка вверх. Получается, что летом гривна усиливается, а потом как мячик осенью отскакивает резко вверх. В данном случае девальвирует. Тогда Нацбанк сглаживал, это действительно, все равно остается вверх, идет постепенное понижение. Этот депрессивный шок, который на всех влияет и создает панику, Нацбанк создавал таким образом. То есть, он может сгладить небольшие колебания, но такие масштабные , как были в 2008-2009 годах, тогда будет нелегко. Тут уже зависит от валютного резерва и политической воли. Когда принималось решение одноразовое понизить курс гривны, тогда население потеряло платежеспособность, но такие ситуации уже можно назвать чрезвычайными. Если бы сейчас панические прогнозы оправдывались бы, то мы можем на 100% быть уверенными, что Нацбанк не просто опустит руки, и пусть гривна идет куда хочет, а будет упорность изменена, изменен валютный режим. Закончили тем, что гривна выскочила, мы откажемся от привязки к доллару, введем полный запрет вхождения доллара внутрь страны. Плохо это, или хорошо? Может быть, даже и хорошо.

А.С. : Сейчас вроде ситуация стабильна. Ваше резюме насчет общей ситуации. Что делать украинцам, чего ждать с курсом гривны?

Т.Р.: Во-первых, шумовой эффект, все эти паникерские информационные потоки, которые сегодня идут, были прогнозируемые еще в начале осени и лета. Прогнозируемые они не потому что, будет настолько плохо. Предполагалось, что будет давление на курс, много платежей за рубежом, большой отток в выплате по внешним долгам. Но при этом ни экономическая ситуация, ни тем более взаимоотношение страны с зарубежными кредиторами в разных аспектах – кредиторы, банки, инвестиционщики ценных бумаг, межгосударственные организации. В комплексе, эти взаимоотношения дают повод сказать, что Украина останется без денег, иначе – без друзей, которые дадут деньги на случай необходимости. Далее , если взять ближайшую ситуацию на полгода, то последнее давление на курс – будет в ноябре, когда будут осуществляться большие платежи. Это единственный платеж порядка 700 миллионов в МВФ, потом в декабре, относительно все будет благополучно. Соответственно, учитывая, что мы уже сейчас получили достаточно хороший объем кредитов от разных банков и международных организаций, то даже ноябрьский скачек не будет большим. А учитывая такое «успокоение» долговых платежей до конца года, то можно рассчитывать при "хорошем поведении", а укрепление гривны до конца года. Первая половина следующего года, идут платежи, но самое больше напряжение припадает на июнь – около 1,5 млрд. соответственно первая половина года будет спокойной. Учитывая , что в это время спрос предприятий и населения спадает на валюту, деловая активность в зимний период низка, поэтому особого спроса на валюту нет. Поэтому в первой половине года возможно небольшое снижение гривны, но не паникерское. Июнь месяц, пиковый, там проблематично в том отношении, то месяц может совпасть с платежами внешними, и рост спроса на валюту на внутреннем рынке.

А.С. : К тому моменту, возможно, с МВФ удастся договориться о новом транше.

Т.Р.: Думаю, договоримся не только с МВФ, поэтому пик не должен быть страшным. Но исходя из этого, вторая половина следующего года, будет достаточно благополучной для валютного рынка. 2015 год – снижаются выплаты по внешнему долгу, поэтому этот год, и следующий серьезные, а дальше будет попроще. Сейчас совершенно не нужно паниковать, а тем более бегать на валютный рынок. Потому что исходя из разных договоренностей Украины, поменяется статус разных валют. Если таки подпишем договор про ассоциацию с ЕС, то не исключено, что доллар станет менее актуальным. Поэтому сейчас по привычке, по традиции идти и покупать доллар, может быть опрометчиво. Правда, последний месяц-два уже заметна активизация покупки евро. Я бы сказал 50 на 50. Но все же спешить и с этим пока тоже не стоит, потому что одно дело подпишут соглашение в ноябре, а другое дело, что это окажется преамбулой – вот мы предварительно подписали, а теперь посмотрим, как себя будут вести.

А.С.: Будем следить за развитием событий тогда. Спасибо Вам!

Інше відео

ГОЛОВНЕ на 24 липня 2017, 14:30

Грабувати, охороняти чи торгувати?

Загрузка...

Тест-драйв

закрити
E-mail
Пароль
Також, ви можете авторизуватись через Facebook Facebook login

Якщо ви не зареєстровані, пройдіть цю просту процедуру.